Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Курт больше не сопротивлялся, поняв, что отвязаться от Генри все равно не сможет. Мечты о Филиппинах мало-помалу блекли в его воображении, уступая место мыслям о новом проекте.

— Замок Солуэй, испокон веков принадлежащий семейству Солуэй, небольшой, расположен почти на границе с Англией, — деловито начал Генри. — Построен в четырнадцатом веке, естественно как оборонительное сооружение. Долгое время, почти сто лет, пустовал. Принадлежит наследнице графского рода, пятидесятипятилетней Мораг Уиндленд. Уиндленд с рождения проживает в Штатах, недавно похоронила мужа-миллионера. Возможно, именно его смерть повлияла на нее столь странным образом, но безутешная вдова вдруг возжаждала отреставрировать замок и превратить его в отель.

— Ты лишаешь меня отдыха ради создания заурядной гостиницы? — спросил Курт, недовольно хмурясь.

— Это будет вовсе не заурядная гостиница, — поспешно произнес Генри, не позволяя гневу приятеля разгореться. — Мораг Уиндленд хочет, чтобы ее замок выглядел в точности, как несколько веков назад, и готова заплатить любые деньги. Этого добра, к слову, покойный муженек оставил ей в изобилии. В замке большая библиотека и архив с документами. История рода Солуэев весьма занимательна. Жену прадеда Мораг Уиндленд отравила его ревнивая любовница, пробравшись в графскую спальню. Одна из дочерей этого прадеда была талантливой художницей, ее картины хранятся в замке. В общем, миссис Уиндленд рассказала мне о своих предках уйму интересного. Ты не пожалеешь, что согласился на эту работу, голову даю на отсечение.

— Разве я сказал, что согласился? — Курт, еще четверть часа назад убежденный в том, что отказаться от поездки на Филиппины его не заставит ничто, был заинтригован и готов хоть завтра отправиться в старинный замок Солуэй, но продолжал упрямиться, набивая себе цену.

— Я же чувствую, что ты вот-вот сдашься, — проницательно заметил Генри. — Я и сам съезжу с тобой. Очень хочется взглянуть на замок. Миссис Уиндленд ждет нас там послезавтра. — Он выдержал паузу. — Итак?

— Ладно, уломал, — с нарочитой неохотой ответил Курт. — Но помни: ты теперь мой вечный должник.

— Разумеется! — обрадованно воскликнул Генри. — Кстати, забыл сказать. Миссис Уиндленд хочет, чтобы внутренняя отделка замка по возможности была воссоздана. А все нововведения соответствовали современному уровню жизни, но при этом не нарушали атмосферы старинного сооружения. Имей это в виду.

— Угу. Аромат веков… — Курт почесал затылок, настраиваясь на серьезный лад. Возрождать старинные замки, которыми Шотландия славится на весь мир, за десять лет работы архитектором-реставратором ему доводилось не раз. Он знал по опыту, что в одиночку заниматься скрупулезными исследованиями и составлением проекта реставрации просто невозможно, поэтому спросил: — Так ты говоришь, Ланс в отпуске?

— Да, но не волнуйся, я не собираюсь взвалить всю подготовительную работу на тебя одного, — успокоил приятеля Генри, угадав ход его мыслей. — Дам тебе в помощницы Нэнси Минтон. Она работает у нас полтора года. Грамотный, эрудированный профессионал.

— Нэнси Минтон? — переспросил Курт, перебирая в памяти имена известных ему реставраторов. — Никогда о ней не слышал.

— Ей двадцать шесть лет, — сказал Генри. — Она еще неизвестна, но лет через пять, помяни мое слово, о ней заговорит вся Шотландия. У Нэнси несомненный талант.

Курт вздохнул, думая о том, что в жизни все не случайно: он был вынужден отложить долгожданный отдых, зато получал возможность пообщаться с многообещающим коллегой. Бездарного или посредственного сотрудника Генри Хонникер не потерпел бы в отцовской фирме и уж тем более не окрестил бы «несомненным талантом».

Быстрый переход
Мы в Instagram