Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Ладно, говори, где именно находится замок и к которому часу миллионерша Мораг будет ждать нас послезавтра, — произнес Курт, рассеянно глядя на экран телевизора.

Генри назвал адрес замка, и разговор завершился.

Положив трубку, Курт с тоской взглянул на красочные рекламные буклеты, что лежали на широком диванном подлокотнике, и мысленно пообещал Филиппинам явиться к ним на свидание сразу по окончании очередной работы.

Было двадцать минут двенадцатого. Идти по-прежнему никуда не хотелось, смотреть телевизор — тем более. Курт протянул руку к телефону, вспомнив про Розмари и подумав, что стоит предупредить ее о своем отъезде, но, едва прикоснувшись к трубке, передумал.

С Розмари их связывали странные отношения. Независимая и самодостаточная красавица шла по жизни смело и уверенно. В тридцатилетнем возрасте она уже была владелицей и довольно толковым руководителем небольшой, но пользующейся в Эдинбурге популярностью дизайн-студии. Курт уважал ее, восхищался ею, но не любил. Розмари его, по всей вероятности, тоже. Они встречались редко и, по сути, не были связаны никакими обязательствами. Если Курт не звонил Розмари неделю, две, а то и месяц, она спокойно продолжала заниматься своими делами и, наверное, ни на секунду не задумывалась о том, все ли с ним в порядке. Иногда она сама ему звонила, порой отправляла электронные письма, но Курт не любил Интернета и заглядывал в свой ящик довольно редко.

Обязательства… Курт поудобнее лег на диване и представил вдруг, что у него есть не просто красивая женщина, которая не прочь время от времени провести с ним вечер, а подруга, готовая ждать его из поездок, выслушивать подробные рассказы о восстановлении древних замков и церквей и проводить с ним отпуск.

Его мысли плавно перетекли на Нэнси Минтон — двадцатишестилетнего архитектора из Глазго, обладательницу несомненного таланта.

Интересно, какая она? — подумал он. Веселая или скучная? Полная или худая? Высокая или маленькая? Симпатичная или не особенно? Молчунья или любит поболтать? Как относится к мужчинам?

В его воображении, совсем недавно занятом сценами беззаботной островной жизни, замелькали женщины — в основном те, которых он когда-либо знал. Блондинки, брюнетки, рыжие, худенькие, пышнотелые, кокетливые, бойкие, застенчивые, хохотушки… Вскоре от этого калейдоскопа образов у него голова пошла кругом. Он вскочил с дивана, энергично ею тряхнул, прогоняя назойливые видения, и громко произнес:

— Разве имеет значение, что собой представляет эта Нэнси как женщина? Совсем никакого! Я собираюсь с ней работать, а не роман крутить. Труд и любовь — вещи несовместимые. О чувствах я подумаю позднее, когда наконец-то доберусь до Филиппин.

Он улыбнулся, с удовольствием потянулся и дал себе еще одно обещание, опять твердо веря в то, что сумеет его сдержать. Смотреть на Нэнси Минтон, какой бы она ни оказалась, исключительно как на помощника по работе и подающего надежды реставратора. Радуясь этому мудрому решению и мысленно строя планы на будущий день, — ему предстояло подготовиться к поездке и позвонить в турагентство, чтобы перенести срок путешествия, — он прошел в ванную с намерением принять душ и тут же лечь спать.

 

Старинный замок Солуэй окружали высокие стены с равноудаленными друг от друга башнями. Окон в башнях не было, лишь узкие бойницы для лучников. Некогда жители близлежащих деревень прятались за этими стенами от неприятелей — англичан, долгие годы ожесточенно воевавших с шотландцами.

Поросшую травой дорогу, которая вела к центральным воротам замка, Курт, наверное, не нашел бы, если бы незадолго до него по ней не проехало несколько машин. Мораг Уиндленд и Генри с кем-то из своих сотрудников, очевидно, уже были здесь — явились раньше назначенного срока.

Въехав в ворота, Курт сразу заметил людей у подножия широкой лестницы, покрытой мхом.

Быстрый переход