Loading...
Изменить размер шрифта - +

— И я люблю тебя, — очень тихо произнесла Нэнси.

Курт впервые услышал от нее эти слова. Еще сегодня утром он был уверен, что судьба никогда не подарит ему это счастливое мгновение.

— Нэнси… умоляю, повтори, что ты сказала.

— Я люблю тебя, — громче и отчетливее произнесла Нэнси.

— Какой же я везучий! — воскликнул Курт, качая головой. — За что жизнь решила преподнести мне такой подарок?

— Как это за что? — Лицо Нэнси сделалось серьезным и одухотворенным. — Кого же ей одаривать, если не таких, как ты?

Курт прищурился, не совсем понимая, о чем речь.

— Ты самый достойный и благородный из всех, кого я знаю, — пояснила его избранница. — И самый талантливый.

— Ерунда. — Курт махнул рукой. — Я всего лишь обожаю мою работу и занимаюсь восстановлением памятников старины с огромным удовольствием. Талант здесь ни при чем. Все это просто громкие слова, которые так обожают репортеры.

— А еще ты скромный и не гонишься за славой, — добавила Нэнси довольным тоном. — Я и это в тебе люблю.

Курт уже собрался еще раз ее поцеловать, но вспомнил, что она не завтракала. Ему стало ужасно стыдно.

— Какой же я болван! — воскликнул он. — И не достоин твоей любви.

— Это еще почему? — удивилась Нэнси.

— Разглагольствую о чувствах, об обожаемой работе и славе, а о том, что ты умираешь с голода, совсем забыл!

Нэнси весело засмеялась.

— Об этом и я забыла, потому что есть совсем расхотела.

— Не обманываешь?

— Я почти не умею этого делать.

— Ценное качество. Но в ресторан мы все же сходим. Если ты на моих глазах упадешь в голодный обморок, я никогда себе не прощу.

Нэнси, улыбаясь, провела пальцем по его губам.

— Сходим, обязательно сходим. Но чуть позже, ладно? Мне ужасно нравится сидеть с тобой на этой лавке. Настолько замечательно я не чувствовала себя, наверное, никогда.

— Я тоже, — признался Курт и опять поцеловал Нэнси в макушку.

Перед его глазами, подобно кинокадрам, вдруг промелькнули события последних трех с лишним месяцев. Их знакомство, ужин в Хоике, за которым Нэнси рассказала ему о замужестве, последующая кошмарная ночь, разговор с Джоанной, работа в Солуэе, объяснение, расставание, муки разлуки.

«А над моими словами ты все-таки подумай. Насчет того, что за Нэнси можно и побороться», — сказала ему, прежде чем навеки исчезнуть из его жизни, Джоанна. А Розмари буквально сегодня утром пожелала, чтобы Нэнси поскорее бросила мужа, заявив, что Бог обязательно ее пожелание услышит. Генри тоже был искренне «за» их с Нэнси любовь. Весь мир как будто что-то предчувствовал…

— О чем ты думаешь? — прервал его размышления мелодичный голос любимой.

— О моем последнем разговоре с Генри, — ответил Курт, поспешно прогоняя мысли о Джоанне и Розмари.

Нэнси взглянула на него непонимающе и несколько разочарованно.

— Он сказал, что сразу почувствовал, что мы с тобой созданы друг для друга, — пояснил Курт. — И что можем стать потрясающей парой.

— Правда? Мне сегодня утром он признался в том же самом! — воскликнула Нэнси, просияв. — Кстати, я возвращаюсь на работу. Оказывается, старший Хонникер сильно расстроился, когда я ушла.

— Еще бы! — Курт усмехнулся. — Ты специалист ценный, потерять такого настоящая катастрофа. — Он осторожно прижался небритой щекой к ее щеке, бархатистой и нежной.

Быстрый переход