Изменить размер шрифта - +
.

 

— Смеет, — новый голос. — И он абсолютно прав, Аэнвэль.

 

Я подалась вперед.

Ллаэслин ар Лиах-эмэ, мой кузен. Где он прятался все это время?

Серебристо-русые волосы, ясные серые глаза, стать, поступь и голос истинного винлэт.

Сияющая кольчуга, меч у бедра.

Бедное сердце мое сжалось и заныло от зависти. Как я мечтала вот о такой кольчуге, о таком мече и о силе… о доблести… о славе… О, мой брат…

Единственный, кто хотя бы пытался быть добрым со мной. Единственный, кто утруждал себя иногда хотя бы взглядом в сторону нелепой полукровки.

Полководец и политик.

Увы, мне далеко до него, как до луны… хотя до луны, наверное, все же поближе.

 

— Впрочем, твой тон и впрямь был излишне резок, Керберн, — Ллаэслин как-то незаметно перехватил нить разговора. — Право, ну как можно так орать на свою княгиню?

— Был повод, — хмуро отозвался Первый в Совете, отступая.

Брат мягко улыбнулся.

— Нелепый спор по нелепому поводу. Вы все тут с ума посходили, винлэс. То, что предложила ты, тетушка, это такая глупость, что даже странно было слышать ее из твоих уст! Керберн прав — пришло время решать, что делать с Рамборг, но не так же! Что за странная затея — выдать ее замуж за смертного! Хочешь спровоцировать еще один кризис? Не говоря уже об очевидном нарушении всех наших традиций… Вэннэлэ не может позволить себе позволить юную деву с кровью Перворожденных в жилах, пусть эта кровь и разбавлена слегка.

— Хорошо, и что же предлагаешь ты, Ллаэслин? — устало спросила Аэнвэль, успокаиваясь и садясь обратно в кресло.

— Да, Ллаэслин, что ты предлагаешь? — поддержал ее Керберн.

Тот пожал великолепными плечами, отчего кольчуга засияла еще ярче.

— Решение просто и очевидно, как всегда. Отдайте ее мне. В мою воинскую школу. Мы сделаем там воительницу из этого зверька. И проблема перестанет быть такой острой. Она будет под присмотром — постоянным присмотром, Аэнвэль! — получит должное воспитание… И будет приносить в итоге пользу стране и народу.

— И ты готов взяться за это? — мать удивленно вздохнула. — Ты готов, Ллаэслин?

— Почему бы и нет? Еще один щенок в мою стаю… ах, прости, тетушка! Еще один котенок, конечно.

— Обучить это создание владению оружием? — Керберн был в шоке. — Да вы что? А вдруг…

— Нет. Не думаю. Дайте ей шанс быть принятой среди нас, и она не подведет. Полукровки упрямы и жестоки. Пусть это упрямство и эта жестокость послужат Вэннэлэ. А уж мы, в армии, найдем, где применить ее таланты.

— Если они у нее есть, эти предполагаемые таланты, — пробормотала Мор?ванн. — Пока что никаких особенных талантов мы у нее не обнаружили.

— Вы просто не туда смотрели. Она упряма, говорю вам. Ручаюсь, из девчонки выйдет толк.

— Если ты сам за это возьмешься, то все может быть, — заметил Первый в Совете. — И если возьмется Леадарн. Но как ты представляешь себе дрессировку этого звереныша?

 

Ллаэслин рассмеялся. Поднял голову и посмотрел прямо на меня.

Не мог он меня видеть, клянусь, не мог! Но было ощущение, что видит.

Мечта, моя мечта — конь, меч, лук и слава! — так близко…

Сидхэ кивнул — мне или своим мыслям?

 

— Я бы согласилась на это, — задумчиво сказала мать. — Но как отреагирует девочка? И потом, ее ведь нужно еще найти! Рамборг постоянно прячется…

— Долго искать не придется, — кузен фыркнул.

Быстрый переход