Изменить размер шрифта - +
Грудь была голой – соски отвисли, как у женщины, исхудавшей от голода. Руки были жилистыми и загоревшими. Шляпа затеняла припухшее кислое лицо, но не могла скрыть его возмущения.

Робин улыбнулась старику.

Он покачал головой, струя воды образовала дугу и обрызгала тротуар.

Он взмахнул рукой, будто пытаясь прогнать нас.

Робин высунула голову и спросила:

– В чем дело, разве вы не одобряете преданную любовь?

– Проклятая молодежь, – проворчал он, поворачиваясь к нам спиной.

Мы уехали, не поблагодарив его за такой комплимент.

Быстрый переход