Изменить размер шрифта - +
Его тело могли убить, но сам он всего лишь переносился в другое. Не более.

Нет, конечно, не все было хорошо и гладко. Он не мог выбрать тело, в котором окажется. И поэтому частенько приходилось ждать годы переноса из старого и больного в молодое и здоровое или хотя бы в более или менее приемлемое. Но все‑таки... Так ли хорошо променять бессмертие и неуязвимость на жизнь в бренном теле, которое в любой момент может погибнуть?

Гибель. Прыжок в вечную тьму. Навсегда. Навечно.

Даниил разозлился.

Собственно, а почему он так пал духом? Может, это сборище старых безумцев все‑таки добилось своего, научило его бояться, жаждать покоя и безопасности? И если это случилось, то скоро ли он распробует прелесть их игр, скучных, кровавых и бесконечно подлых?

А посему... Не пора ли перестать жалеть о случившемся? Не настало ли время узнать правила новой игры?

И все‑таки Даниил позволил себе несколько секунд помедлить, просто полежать, вслушиваясь в биение сердца, наслаждаясь четким ритмом сокращения легких, а также тем, что можно это делать, не отвлекаясь на контроль за сознанием настоящего хозяина тела.

Ощущение. Новое, до сей поры неизведанное ощущение возвращения в собственное тело. Сладкое, как подмороженная рябина, и такое же кисловатое, терпкое. Ощущение, которое, безусловно, запомнится, ляжет в копилку памяти и, вовремя всплыв из нее, еще послужит. Ох как послужит.

Ощущения... Воспоминания... Да, теперь ему снова придется за ними охотиться. Там, в стране неизменно меняющихся обличий, надобности в них не было. Однако после того, как он вернулся в свое собственное тело и, конечно, вместе с этим вернул себе умение управлять магией, они вновь понадобились. Ошибиться он не мог. Дар магии ‑ это такая штука, присутствие которой ощущаешь сразу.

Даниил открыл глаза и подумал, что оказался на сцене огромного театра. Простирающийся где‑то в вышине безграничный, усеянный охряного цвета звездами купол, поддерживаемый витыми, почти теряющимися в темноте ледяными колоннами, и конус теплого света, в центре которого он лежал. Причем лежал он прямо на полу, и пол этот был теплым, слегка шероховатым.

Чем в самом деле не сцена? Причем действие уже началось. Сейчас, согласно сценарию, появится тот, кто этот балаган создал.

Ну, где он там? Ау!

‑ Даниил! ‑ прозвучал исходивший, казалось, из ниоткуда, ужасный своей силой, нечеловеческий рев. ‑ Ты должен покаяться! И только покаявшись, сможешь получить прощение. Это твой последний шанс. Если ты его упустишь, то второго не представится больше никогда. Покайся! Признай свое ничтожество.

Ого! Самый разнастоящий высокий штиль. Неужели устроивший это представление рассчитывает его с помощью такой дешевки напугать? Это его‑то? Ну‑ну...

Вздохнув, Даниил закинул руки за голову и попытался прикинуть высоту звездного купола. Выходило, она не более чем в полукилометре.

А что, если попробовать его уничтожить? И не только его. Убрать декорации и посмотреть, что они скрывают? Не рано ли? Может, все‑таки дать шанс устроителю этого спектакля немного посамовыражаться? Наверняка ему стоило немалых трудов сохранить его тело. И должен он получить хоть какую‑то компенсацию за свои усилия?

Как раз в этот момент голос загрохотал снова:

‑ Даниил, для того чтобы одуматься, у тебя было достаточно времени. Если этого не случилось, отправишься обратно, туда, где находился, и на этот раз навсегда.

Последняя фраза завершилась тихим, злорадным смешком.

Даниил нахмурился.

Что‑то в этом смешке ему послышалось знакомое. И если его догадка верна, то стоит ли зря терять время? Не настала ли пора взять быка за рога?

Он сел и провел по полу ладонью.

Кость чудо‑рыбы. Она самая.

И кажется, он знал того, кто имел к ней такую слабость, что запросто мог покрыть костью чудо‑рыбы пол.

‑ Ладно, Магнус, ‑ сказал Даниил. ‑ Хватит ломать комедию. Финита. Выходи. Давай поговорим.

Быстрый переход
Мы в Instagram