Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Ева, дорогая, почему ты не спишь? – Его голос напоминал ей взбитые сливки поверх крепкого ирланд­ского виски.

– Потому что проснулась.

Она знала, что ей все равно не удастся ввести его в заблуждение ничего не значащими отговорками. Они не могли утаить друг от друга практически ничего. Вот и сейчас Рорк наверняка сразу же обо всем догадался и тоже представил себе черные круги вокруг ее глаз и бледность кожи – явные признаки очередного ночного кошмара.

Ева чуть виновато пожала плечами и провела рукой по растрепанным коротким волосам.

– Я решила пораньше отправиться в управление, – проговорила она. – У меня накопилась куча бумажной работы, и я хочу поскорее с ней разделаться.

Ее голос продемонстрировал Рорку гораздо больше, чем он мог бы увидеть воочию. Он сразу представил себе ее запавшие глаза, в которых притаилась боль, и это заставило его переменить свои планы.

– Сегодня вечером я уже буду дома, – произнес он.

– Правда? А я думала, тебе понадобится еще пара дней, чтобы закончить дела.

– Я вернусь сегодня вечером, – повторил Рорк, и Ева догадалась, что он улыбается. – Мне недостает вас, лейтенант.

– Да? – Вопрос прозвучал глупо, но Ева почувст­вовала, как по ее телу пробежала теплая волна, и улыб­нулась в ответ. – Обещаю устроить тебе настоящий празд­ник, когда ты приедешь.

– Ловлю на слове.

– Ты именно поэтому позвонил, – чтобы сооб­щить, что вернешься раньше срока?

На самом деле первоначально Рорк намеревался ос­тавить ей сообщение о том, что задерживается еще на один-два дня, и хотел уговорить Еву присоединиться к нему на курорте «Олимпус». Но сейчас ему стало ясно, что она ни за что не согласится, а оставлять ее одну в таком состоянии он не хотел.

– Должен же я сообщить жене о своих ближайших планах. А тебе бы лучше снова лечь.

– Да, может быть, – кивнула Ева, хотя они оба зна­ли, что в постель она уже не вернется. – Значит, вече­ром увидимся. Кстати, Рорк…

– Да?

Ева сделала глубокий вдох, прежде чем произнести:

– Я тоже очень скучаю по тебе. – И положила трубку.

Теперь Ева чувствовала себя гораздо увереннее. За­хватив с собой чашку кофе, она отправилась в ванную – готовиться к новому дню.

 

Впрочем, во время ее последнего расследования им с Соммерсетом приходилось общаться чаще, чем хоте­лось бы обоим, и дворецкий, как подозревала Ева, из­бегал ее так же старательно, как и она его.

Думая об этом, Ева снова машинально погладила ноющее плечо. Рана все еще беспокоила ее, особенно по утрам и в конце каждого непростого дня. Получить заряд из собственного оружия… Ей не хотелось бы снова испытать такое ни в нынешней, ни в какой-либо другой жизни, если переселение душ все же существует. Ева с отвращением вспомнила, как Соммерсет пичкал ее лекарствами, когда она была еще слишком слаба, чтобы принимать их самостоятельно или чтобы послать его куда подальше.

Закрыв за собой дверь, Ева с наслаждением вдохну­ла студеный декабрьский воздух и яростно выругалась. Накануне она оставила машину прямо возле крыльца, как делала почти всегда, в основном потому, что педантичного Соммерсета это неизменно выводило из себя. А он каждый раз загонял машину в гараж – потому что это выводило из себя Еву. Так было и на этот раз.

Бормоча проклятия, поскольку, как всегда, забыла взять из дома пульт дистанционного управления воротами, Ева пошла в обход гаража. Заиндевевшая трава негромко похрустывала под ее подошвами, легкий мо­розец сразу же прихватил мочки ушей и кончик носа.

Быстрый переход