Loading...
Изменить размер шрифта - +
Ева стащила одну перчатку и, хищно оскалившись, на­брала несколько цифр на панели кодового замка. Дверь открылась, и она вошла в девственно-чистое и благо­словенно теплое помещение гаража.

Здесь, выстроившись в два ряда, стояли сияющие машины, велосипеды и даже парочка мини-вертолетов. Хвойно-зеленая машина Евы, которой она пользова­лась для поездок по городу, выглядела жалкой двор­няжкой, чудом затесавшейся в общество чистопород­ных псов с родословной длиною в милю. «Ну и что? – подумала Ева, усевшись за руль. – Зато она новая, и все в ней работает на славу».

Мотор завелся моментально и тихонько заурчал. Ева нажала на кнопку, и сквозь решетки отопителя в кабину стал поступать горячий воздух. Приборная па­нель засветилась огоньками, а затем записанный на пленку голос вкрадчиво сообщил, что все системы работают нормально. С огромной неохотой Ева была вы­нуждена признаться себе, что ей недостает ее старой машины – даже при ее постоянных капризах и беско­нечных поломках.

Ева неторопливо вывела машину из гаража и выру­лила к главным железным воротам. Пропуская ее, они бесшумно и плавно разъехались в стороны.

Улицы в этом районе богачей были идеально чисты­ми и тихими. Кроны деревьев, растущих по краям вели­колепного парка, были покрыты тонким слоем инея, мерцавшего подобно бриллиантовой пыли. Возможно, где-то там, дальше, заканчивали свою ночную работу насильники и грабители, но постороннему взгляду ут­ренний город представал вполне респектабельным ско­пищем высоких каменных зданий, разделенных широ­кими улицами, погруженными в предрассветную ти­шину.

В нескольких кварталах впереди Евы вспыхнул пер­вый рекламный щит, осветив утреннюю мглу потоками неоновых огней. Слившись воедино, они образовали розовощекого Санта-Клауса, который больше напоми­нал гигантского гнома. Сидя на санях, запряженных целым стадом оленей, с улыбкой маньяка, он кричал: «Хо-хо-хо!» – и оповещал горожан о том, сколько дней осталось в их распоряжении для того, чтобы сделать рождественские покупки.

– Да-да, я тебя поняла, жирный сукин сын, – ска­зала Ева, затормозив перед светофором и подавив отча­янный зевок.

Раньше покупка подарков никогда не являлось для Евы головной болью. Ее единственной заботой было купить какую-нибудь чепуху для Мевис и что-нибудь съедобное для Фини – больше дарить подарки ей было некому. А теперь? Что она может подарить человеку, у которого не просто есть буквально все, а который к тому же владеет фабриками и заводами, на коих все эти подарки, собственно, и производятся? Для женщины, которая терпеть не могла ходить по магазинам, это представляло собой нешуточную проблему.

Санта-Клаус принялся самозабвенно выкрикивать названия магазинов, разместившихся в торговом цент­ре «Биг эппл скай», и товаров, которые они предлагают. «Да, – подумала Ева, – Рождество – воистину нелег­кое испытание».

Однако стоило ей очутиться на Бродвее, забитом транспортом даже в этот ранний час, ее настроение улучшилось. Двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю тут творилось нечто невообразимое. Тротуары были запружены людьми – в большинстве пьяными, обкурившимися или теми, кто умудрился совместить оба этих удовольствия. Уличные торговцы снедью ежи­лись на холоде, а от их тележек поднимался аппетит­ный пар. Для них это было золотое дно, вот почему, по­лучив место на Бродвее, каждый торговец держался за него, что называется, зубами и когтями.

Ева немного опустила стекло автомобиля и втянула в себя воздух, пахнувший жареными каштанами, хот-догами, дымом – словом, человечеством. Чей-то голос монотонно тянул песню о близком конце света. Не­смотря на муниципальный закон, запрещавший пода­вать звуковые сигналы в черте города, пронзительно за­гудел клаксон такси – водитель шуганул пешеходов, которые вылезли на проезжую часть, несмотря на го­ревший для них красный свет.

Быстрый переход