Loading...
Изменить размер шрифта - +
. грудь! бедра! я-то очень хорошо все слышу, я прослушиваю землю! Она звенит! Я слышу

все, приложив ухо к земле!.. Я не могу растянуться на койке, я вам рассказывал…я с нее падаю! табурет, вросший в задницу!.. Я сдираю

струпья, поднимаясь, когда они свистят, что настало утро… наконец-то утро, 5 часов утра… больше всего меня занимают звуки, исходящие из

моего брюха, наверное, это опять кишки, эти двенадцатидневные, двухнедельные запоры… натужные движения желудочного сока… Они мне ставят

клизму из кипящей воды и пятнадцати ампул экстракта «DD». А потом снова опускают в яму… Если б я не выпрашивал клизмы, я б подох от

непроходимости и заворота кишок!..  И тогда? Вы никогда бы не услышали моей песни! Этой томительной мелодии! Ми! до! до! соль/ никогда бы

не услышали! ни Лео, ни тетушку Эстрем!
Опять Хорек ломится в мою стену! Я его встречал в медпункте! Я каждый раз его встре-чал! каждый раз его встречаю! Он там завсегдатай, как и

я!
Чертова койка, ни к чему не пригодная, ты мне мешаешь! Ты разгоняешь всех Муз! а он орет! разрушитель Искусства! Гунн!
– Потряси меня, – просит она.
– Никого я не трясу! Ты прямо, как Людовик XV, этот черный Заседатель! эротика, вопре-ки всему!
К тому же Хорек срёт, где хочет! Он завонял зловонием скорую помощь! стульчак приле-гает плотно! вы думаете, амебиоз! У меня есть тысяча

тысяч причин, чтобы завидовать!.. ему!.. со стульчаком тоже! Я мог бы завидовать и Жюлю, писающему в свою тележку, когда пожелает! Я, со

своим табуретом на заднице, и помочиться не могу с удовольствием! О-ля-ля! нет! Попро-буйте сами! Но я не завидую! а он забрал у меня

Арлетт, я там не был, но я уверен!.. Я бы пред-почел не углубляться! Маленькая нежная любовь моя страдает! достаточно уже настрадалась от

моих гнусностей,  тысячу раз больше меня! от моих идиотских патриотических выходок!
Они были заодно, Жюль и она! Это понятно… Одна маленькая неувязочка… Была еще эс-тетика, глина… была вся эта история с лепкой… лепка!..

лепка!.. было еще ожидание, сам не знаю чего?… Я подвожу итоги… его удачи… удача!.. тупик Трене… Наверное, нужно, чтоб я выложил вам все!..

что собрал!.. чтоб вы не сожалели о ваших «шести фунтах»! и о последних страницах послесловия! о последних «тридцати»!

Сказать ли им.
Что празднику – конец?
Ми! ре! ми! соль! ми!

«На соль»! Все на «соль»!
Он еще не установил свою печь для обжига! на два тона выше! соль… ми! ре! ми! соль! все, чего я хочу! О, но вам же нужны слова! Принято!

Принято! Сейчас!

Пусть ветром разнесет!

Вот оно!
Не было случая, чтобы Жюль не позавидовал моим видениям! остальные тоже! остальные камеры! все в страхе, что я сдохну!.. а они останутся!

Мучиться дальше! и гореть в печи! Жар! А! если б они знали Лили! стройную! гармонично сложенную! а ее улыбка! сияющая, как ни у кого

другого!

 

Я страдал всегда и буду дальше страдать, ясное дело!.. Я слышу, как дубасят заключенных! Я слышу совиное уханье! Я слышу сирены порта! но

все переношу стойко, я гармоничен, я – любезен… я знаю уловки!.. я вспоминаю о тайных договоренностях! Я думаю о Жюле, о Лили… о чем я

действительно сожалею, растянувшись на полу в камере, так это о том, что многого не повидал!.. я не очень настаивал, все было сделано до

меня, я только задыхался потом в дерьме!
Это гениальность рук! это гениальность!.. У него были руки, как у тестомеса, а я вцепился ему в глотку? я грыз его горло! Он опрокинулся! Я

хвастаюсь! Я хвастаюсь! У меня не руки ду-шителя… Я бы не смог его задушить… в-вяк! хрип! у меня руки рабочего!.
Быстрый переход