Loading...
Изменить размер шрифта - +
. На койке слишком мучительно… у меня безумно болит правая рука…

Мне бы нужны витамины, хотя бы сто двадцать пять грамм в день!.. и клизмы к тому же!.. из-за сухости кожи и потому, что я верчусь, я ее

ободрал… Наверное, нарастет другая! Определенно нарастет!.. Я счи-таю себя мучеником… но Арлетт страдала больше, чем я… а Кочанчик? а как

же животные с фермы!.. Но человек – неженка! Ах, ну да! Я бы мог вам продать потрясающее звуковое оформ-ление: раскаты свистков, жесткие

пронзительные трели, раздирающие стены камеры, которые вам простреливают мозги? кору головного мозга, понятно? Ах! Я сжимаю голову руками…

обе теменных кости… затылок… вся моя башка качается, трясется… дыхание перехватывает… я за-дыхаюсь… от барабанного боя в голове?… горны

гремят! и четыре локомотива… Чух! Чух!.. пеллагра разрывает мне задницу!.. меня раздирает боль!..
– Правильно! Правильно! Никакого облегчения пыток! Он заслужил!
Вы как Страшный Суд! Dura Lex!*  Суров закон! Постойте, какие-то новые звуки, пока я тут разнежился?… Это охрана!.. Очередная облава!..

Удар кулаком в морду!.. «Ооооаах! Оооооаах!» Два грузовика, колеса скрипят по гравию… действительно, облава!.. Должно быть, полночь минула…

они собрали свой урожай!.. Я хорошо слышу одним ухом, вот так, лежа на полу… задница намертво приклеена к табурету! Ах! он от меня не

отлипает… Грузовики скри-пят по гравию… другим ухом я слышу, что творится на улице… я слышу!.. Я слышу сирены порта!.. и уханье сов на

кладбище… Я не в состоянии набросить романтический флер… в каме-рах агонизируют, я уже говорил об этом! завтра вынесут тела, накрытые

дерюгой, формы… на-слаждайтесь зрелищем, пока их не увезут в морг… Не удастся увидеть только лиц… Сейчас они их себе раздирают… стражники

их сортируют, тасуют… женщин отдельно, мужчин отдельно, как в игре… Я все понял, это нормально… это не для туризма… туристы ничего не

видят… ни-чему не верят… ни о чем не мыслят… Они вываливают из автобусов, они выпивают винца, они садятся обратно…  «До свидания! мсье!»

Туристы никогда не увидят женщин, которых сковала цепями предсмертная агония!.. Однако, это три тысячи лет нашей кровавой истории!.. Туризм

же – это сплошной Эдем!..
– В раю красиво, мсье?
– Ах, да, я вернусь туда!
Те, кто не помер от кормежки, у кого мясо еще крепко держится на костях, чье сердце со-противлялось их ужасам… нужно, чтоб им поставили

клизму, чтобы гигиена снова стала прави-лом! В холодную воду, струя ледяной воды, как это бодрит!.. сторожевые псы завывают снару-жи! вся

свора! так нужно! чтобы заглушить вопли! потому что опять градом сыплются удары дубинок! но слабые здоровьем умирают в холодной воде! все

трясется и дрожит под струями хо-лодной воды! собаки снова лают! Я вам не говорю про одиночки, где кротко кончают самоубий-ством… вскрывают

вены… и умирают, успев издать последний вздох… никто об этом не узна-ет… и только завтра набросят полотно на тело… саван, отвезут на

вскрытие… но есть еще и вечные мученики! Вот, например, «повитуха» из 115-й!.. ее стенания перекрывают свору собак!.. и шпионка из 312-й!

любимое занятие тюремщиков! со скрежетом открывать двери их камер! и колотить дубинками, а они воют, орут, захлебываются… пока не замолчат…

вранг! вранг! вам прекрасно слышен свист дубинок!.
Быстрый переход