Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
.
И вот они тут, оба… Ну и?… Ну и?… Они говорят? не говорят? Чего они хотят, в конце-то концов? Прочь! У них не надолго хватило смелости!
– Убирайтесь! Вон!
Я их подталкиваю…
Никакого ответа!
Мы не вчера познакомились, я хочу сказать, Клеманс и я… уже тридцать два года, я счи-тал…  тридцать два года заслуживают уважения… Здание,

которому тридцать два года, – впе-чатляет! Собаки подохли, лифт не работает, консьержка превратилась в старуху… Я ищу для вас сравнение…

потрепанность…
День нашей первой встречи так далеко… У меня хорошая память, я выцарапываю события из тьмы времени, я не могу ничего забыть… Это не

доказательство ума… И не для того чтобы похвастаться своей памятью… в конечном итоге, это так… Я называю месяц и число, 15 мая, Валь…

больница, Валь-де-Грас …  Валь был так давно! Я не хочу потерять вас в своих воспо-минаниях… Я поворачиваюсь к молодому человеку, стоящему

там, у стены, неблагодарный уб-людок… Не буду описывать его в деталях, он того не стоит… Ом iiw риг по карманам… не страшно… все молодые

люди шарж и карманах… револьвер? эрекция? Лучше бы я снова заго-ворил с ним о его прыщах… Какой-нибудь лосьончик?… Ба! Тем хуже! Они не

уйдут… Они голлисты… вся их семья… Конечно, так оно и есть! Это модно… Ненависть в моде!.. Ненависть есть всегда, она никуда не девается,

но теперь стала модной!.. Таких в Париже четыре миллиона, кипящих ненавистью, ненависть в моде… четыре миллиона – уже нечто!.. Последний

фриц на Вилетт, сабли наголо! Заклятый враг! Удавленники, воры, принципы, Честь, Родина! Я часть великого подъема, мои почки, череп, аорта…

кусок сырого MHCii, толщиной в метр, вам обеспечена площадь Конкорд!  Разделка туши предателя! Расписано по минутам, точный удар, не то что

прыг-скок на Марне! возня «а ля Верден»! Добыча для одного из тысячи! совершенно откровенно все рискуют! Воплощенные мечты женщин, девушек

и кожевенных заводов! Кожа – отрасль государственной промышленности! Игра в охоту! Охота на загнанного, затравленного зверя – что не охота,

а добыча, на блюдечке с голубой каемочкой!
У него, наверное, «браунинг», у парня этого, ну что за притворщик? чем он рискует? ничем абсолютно! Слава? Модель! Наставил дуло, пух! Пуля

в сердце! Это не бред! Если бы их было шесть или семь! Один – не толпа… А ему бы хотелось… Клеманс – понятное дело, она зарится на мое

жилье, вид на весь Париж, лифт, совсем рядом метро… Они же живут в четырех комнатах в Ванве… удобных, конечно, но маленьких! Она мечтает

посидеть у моего открытого окна… потом она оглядывает мебель, потолок, цепкий взгляд, как будто она собирается снести перегородку, как

будто она уже переезжает…
Все радиостанции со смаком сообщают, что моя квартира сдается, улица Гавено, дом 18, Монмартр, они даже указывают этаж, восьмой!.. даже

лестничную площадку…
Возможно и даже вероятно, что они от меня избавятся, распяв меня… разорвут в клочья на тротуаре…
Всегда приветливая мадам Эсмеральд, из 15-й, меня предупредила об одной даме, имя ее не могу еще назвать… Мадам Эсмеральд – маникюрша, ее

клиентки, они знают все… Так же, как и о высадке, они знают час, точное место… Все радиостанции говорят об этом, не оставляют никаких

сомнений. Они об этом болтают! кафе, толпы, тротуары! Этот общий гомон… Боши разбиты! Осталось истребить всех остальных! (12) Волны

захлебываются собственным хрипом от Томска до австралийского Сиднея, от Абердина до Чада, мол, это будет отбивная, фрикасе из кролика под

белым вином, такого не видали уже три века! прольется кровь как из ведра, кишки будут гнить повсюду! липкие трупы, груды трупов нацистов!

вся шайка! «Составьте ваши собственные списки!» Союзный десант уже взлетает!
Я тоже создан для полета! Я себя представляю в полете! Я уже лечу! Не только г-жа Эсме-ральд! Другие хорошие люди мне тоже намекали… что я

рассеянный, невнимательный… к тому же радиостанции! На тридцати двух языках! Сразу же после Débarquement,  полное обращение нации к Западу!

всех сволочей на крюки в мясной лавке! По крайней мере, пятнадцать трупов в каждом квартале!  Может, и больше! в каждом подъезде! Это

приказ! Это наше светлое буду-щее! Всеобщее ликование! У меня не так много осталось времени! Франция задыхается… уже три или четыре месяца,

как за мной следят… Очередь любопытствующих у дверей.
Быстрый переход
Мы в Instagram