Изменить размер шрифта - +

   Мечты о море поблекли, когда я впервые познакомился с творениями  поэтов,
восхитившими мою душу и вознесшими ее к небесам. Я сам стал поэтом  и  целый
год прожил в Эдеме, созданном моей фантазией. Я вообразил, что и мне суждено
место в храме, посвященном Гомеру и Шекспиру. Тебе известна  постигшая  меня
неудача и то, как тяжело я пережил это разочарование. Но как раз в то  время
я унаследовал состояние нашего кузена, и мысли мои вновь обратились к мечтам
моего детства.
   Вот уже шесть лет, как я задумал свое нынешнее предприятие. Я до сих  пор
помню час, когда решил посвятить себя этой  великой  цели.  Прежде  всего  я
начал закалять себя. Я сопровождал китоловов в северные моря; я  добровольно
подвергал себя холоду, голоду, жажде и недосыпанию.  Днем  я  часто  работал
больше матросов, а  по  ночам  изучал  математику,  медицину  и  те  области
физических наук, которые более всего могут понадобиться мореходу.  Я  дважды
нанимался подшкипером на гренландские китобойные суда и отлично справлялся с
делом.  Должен  признаться,  что  я  почувствовал  гордость,  когда  капитан
предложил мне  место  своего  первого  помощника  и  долго  уговаривал  меня
согласиться: так высоко он оценил мою службу.
   А теперь скажи, милая Маргарет:  неужели  я  не  достоин  свершить  нечто
великое? Моя жизнь могла бы пройти в довольстве и роскоши; но всем соблазнам
богатства я предпочел  славу.  О,  если  б  прозвучал  для  меня  чей-нибудь
ободряющий голос! Мужество и решение мои непоколебимы; но надежда и бодрость
временами  мне  изменяют.  Я  отправляюсь  в  долгий  и  трудный  путь,  где
потребуется вся  моя  стойкость.  Мне  надо  будет  не  только  поддерживать
бодрость в других, но иногда и в себе, когда все остальные падут духом. [38]
Сейчас лучшее время года для путешествия  по  России.  Здешние  сани  быстро
несутся по снегу;  этот  способ  передвижения  приятен  и,  по-моему,  много
удобнее английской почтовой кареты. Холод не  страшен,  если  ты  закутан  в
меха; такой одеждой я уже обзавелся, ибо ходить по палубе -  совсем  не  то,
что часами сидеть на месте, не согревая кровь движением. Я вовсе не  намерен
замерзнуть на почтовом тракте между Петербургом и Архангельском.
   В последний из названных мной городов я отправлюсь через две-три  недели;
и там думаю нанять корабль,  а  это  легко  сделать,  уплатив  за  владельца
страховую сумму; хочу также набрать нужное мне число матросов  из  тех,  кто
знаком с китоловным промыслом. Я думаю пуститься в плавание не раньше  июня,
а когда возвращусь? Ах, милая сестра, что могу я ответить на это?  В  случае
удачи мы не увидимся много месяцев, а может, и  лет.  В  случае  неудачи  ты
увидишь меня скоро - или не увидишь никогда.
   Прощай, моя милая, добрая Маргарет. Пусть бог благословит тебя и сохранит
мне жизнь, чтобы я мог еще не  раз  отблагодарить  тебя  за  твою  любовь  и
заботу. Любящий тебя брат.
   Р. Уолтон.
 
 
 
   ПИСЬМО ВТОРОЕ
 
   В Англию, м-с Сэвилл
   Архангельск, 28 марта 17.
Быстрый переход
Мы в Instagram