Изменить размер шрифта - +
Любящий тебя брат.
   Р. Уолтон.
 
 
 
   ПИСЬМО ВТОРОЕ
 
   В Англию, м-с Сэвилл
   Архангельск, 28 марта 17..
 
   Как долго тянется время для того, кто скован морозом и  льдом!  Однако  я
сделал еще один шаг к моей цели. Я нанял корабль  и  набираю  матросов;  те,
кого я уже нанял, кажутся мне людьми надежными и, несомненно, отважными.
   Мне не хватает лишь одного -  не  хватало  всегда,  но  сейчас  я  ощущаю
отсутствие этого как большое зло. У меня [39] нет друга,  Маргарет;  никого,
кто мог бы разделить со мною  радость,  если  мне  суждено  счастье  успеха;
никого, кто поддержал бы меня, если я паду духом. Правда,  я  буду  поверять
свои мысли бумаге; но она мало  пригодна  для  передачи  чувств.  Мне  нужно
общество человека, который сочувствовал бы мне и  понимал  с  полуслова.  Ты
можешь счесть меня излишне чувствительным, милая  сестра,  но  я  с  горечью
ощущаю отсутствие такого друга. Возле меня  нет  никого  с  душою  чуткой  и
вместе с тем бесстрашной,  с  умом  развитым  и  восприимчивым;  нет  друга,
который разделял бы мои стремления, мог одобрить мои планы или внести в  них
поправки. Как много мог бы подобный друг сделать для исправления недостатков
твоего бедного брата! Я излишне поспешен в действиях  и  слишком  нетерпелив
перед лицом препятствий. Но еще большим  злом  является  то,  что  я  учился
самоучкою: первые четырнадцать лет моей жизни я гонял по полям и читал  одни
лишь книги о путешествиях  из  библиотеки  нашего  дядюшки  Томаса.  В  этом
возрасте я познакомился с прославленными поэтами  моей  страны;  но  слишком
поздно убедился я в необходимости знать другие языки, кроме родного, - когда
уже не мог извлечь из этого убеждения никакой истинной  пользы.  Сейчас  мне
двадцать восемь, а ведь я невежественнее многих пятнадцатилетних школьников.
Правда, я больше их размышлял и о большем мечтаю; но этим  мечтам  недостает
того, что  художники  называют  "соотношением",  и  мне  очень  нужен  друг,
достаточно разумный, чтобы  не  презирать  меня  как  пустого  мечтателя,  и
достаточно любящий, чтобы мною руководить.
   Впрочем, все эти жалобы  бесполезны;  какого  друга  могу  я  обрести  на
океанских просторах или даже здесь, в Архангельске, среди купцов и  моряков?
Правда, и им, при всей их внешней грубости, не  чужды  благородные  чувства.
Мой помощник, например, человек на редкость отважный  и  предприимчивый;  он
страстно жаждет славы,  или,  вернее  ска[40]  зать,  преуспеяния  на  своем
поприще. Он родом англичанин и, при всех предрассудках своей нации и  своего
ремесла,  не  смягченных  просвещением,   сохранил   немало   благороднейших
человеческих качеств. Я впервые встретил его  на  борту  китобойного  судна:
узнав, что у него сейчас нет работы, я легко склонил его к  участию  в  моем
предприятии.
   Капитан также отличный  человек,  выделяющийся  среди  всех  мягкостью  и
кротостью в обращении.
Быстрый переход
Мы в Instagram