Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Она взяла его под руку и
всю дорогу говорила не умолкая. Сначала про платье - оно лежит в чемодане, и
его  необходимо  погладить.  Сказала,  что купила чудесный маленький утюжок,
совсем  игрушечный,  но  забыла  его привезти. В вагоне она встретила только
трех знакомых девочек - Марту Фаррар, Типпи Тиббет и Элинор, как ее там, она
с ней познакомилась бог знает когда, еще в пансионе, не то в Экзетере, не то
где-то еще. А по всем остальным в поезде сразу было видно, что они из Смита,
только две - абсолютно  вассаровского  типа,  а  одна - явно из Лоуренса или
Веннингтона.  У  этой беннингтон-лоуренсовской был такой вид, словно она все
время  просидела  в  туалете  и занималась там рисованием или скульптурой, в
общем  чем-то  художественным, а может быть, у нее под платьем было балетное
трико.  Лейн шел слишком быстро и на ходу извинился, что не смог устроить ее
в Крофт-Хаузе - это  было  безнадежно,  но  он  устроил  ее в очень хороший,
уютный отель. Маленький, но чистый, и все такое. Ей понравится, сказал он, и
Фрэнни  сразу представила себе белый дощатый барак. Три незнакомые девушки в
одной комнате. Кто первый попадет в комнату, тот захватит горбатый диванчик,
а  двум  другим  придется  спать  вместе  на  широкой  кровати  с совершенно
неописуемым матрасом.
     - Чудно!  - сказала она восторженным голосом. До чертиков трудно иногда
скрывать  раздражение из-за полной неприспособленности мужской половины рода
человеческого,  и особенно это касалось Лейна. Ей вспомнился дождливый вечер
в Нью-Йорке, сразу после театра, когда Лейн, стоя у обочины, с подозрительно
преувеличенной  вежливостью уступил такси ужасно противному типу в смокинге.
Она не особенно рассердилась; конечно, это ужас - быть   мужчиной  и  ловить
такси  в  дождь,  но она помнила, каким злым, прямо-таки враждебным взглядом
Лейн  посмотрел  на  нее,  вернувшись  на  тротуар.  И сейчас, чувствуя себя
виноватой за эти мысли и за все другое, она с притворной нежностью прижалась
к  руке  Лейна.  Они  сели  в такси. Синий с белым чемодан поставили рядом с
водителем.
     - Забросим  твой  чемодан  и  все  лишнее в отель, где ты остановишься,
просто швырнем в двери и пойдем позавтракаем, - сказал  Лейн. - Умираю, есть
хочу! - Он наклонился к водителю и дал ему адрес.
     - Как  я рада тебя видеть, - сказала Фрэнни, когда такси тронулось. - Я
т_а_к соскучилась! - Но  не успела она выговорить эти слова, как поняла, что
это  неправда.  И  снова,  почувствовав  вину, она взяла руку Лейна и тесно,
тепло переплела его пальцы со своими.
     Примерно  через  час  они  уже  сидели  в центре города за сравнительно
изолированным столиком в ресторане Сиклера - любимом   прибежище  студентов,
особенно интеллектуальной элиты - того  типа  студентов, которые, будь они в
Йеле или Принстоне, непременно уводили бы своих девушек подальше от Мори или
Кронина.  У Сиклера, надо отдать ему должное, никогда не подавали бифштексов
"вот такой толщины" - указательный  и  большой пальцы разводятся примерно на
дюйм. У Сиклера либо оба - и студент, и его девушка - заказывали салат, либо
оба отказывались из-за того, что в подливку клали чеснок. Фрэнни и Лейн пили
мартини.
Быстрый переход
Мы в Instagram