Изменить размер шрифта - +
Нам пора делать ноги. Дядюшка Томас доберётся сюда быстрее, чем пожарная машина.

Лео повёз меня меня домой. Драгоценности звякали на каждом повороте, и мы с Лео всякий раз улыбались. Повинуясь внезапному порыву, я попросила Лео отвезти меня не в Шершневый проезд, а в переулок Жука-бронзовки.

Лео кивнул в знак согласия.

– Кстати, недавно я видел тебя в кино. Но я был с Ларисой, и мне не хотелось заговаривать с тобой, чтобы не приводить тебя в смущение.

– В каком смысле? – Я бы с удовольствием поглядела на эту Ларису. – Чем бы это ты привёл меня в смущение?

Лео криво улыбнулся.

– Ну ладно, это я не хотел, чтобы ты привела меня в смущение. Понимаешь, у тебя есть такая манера, то есть я думаю, что ты делаешь это не нарочно… Кроме того, ты была не одна. Ты была там вместе с этим аптекарем. Лариса знает его, она ни в коем случае не хотела с ним сталкиваться, потому что он встречался с её подругой Тиной, а потом оставил её прямо перед свадьбой.

– Нет, это исключено, потому что Юстус… – я запнулась.

– Поверь мне, Лариса знает его очень хорошо, – ответил Лео. – Она сказала, что этот тип сначала производил очень приятное впечатление, но потом он бросил её подругу за две недели до свадьбы. Подруге понадобились годы, чтобы пережить это. Ты только себе представь – приглашения давно разосланы, свадебное платье куплено, ресторан заказан, стол оплачен… – не очень красиво, верно? То есть будь с ним осторожна. – Лео затормозил перед «Пумпс и Помпс». – Но вы же просто хорошие друзья.

– Да, верно, – сказала я, стараясь скрыть своё внутреннее смятение. Юстус был гетеросексуальным? И за две недели до свадьбы он заметил, что он гомо? Мне надо срочно на внеочередной приём к фрау Картхаус-Кюртен.

– Ну вот, – сказал Лео. – Ну, удачи. Мы наверняка ещё будем пересекаться. В конце концов, мы живём в одном городе.

– Да, тебе тоже удачи. Во всём. – Я подхватила свою дребезжащую сумку и вышла из машины. Лео решил, что экспертов-оценщиков для всех этих вещей должна организовать я. Доверие за доверие, сказал он, тем более что мы так элегантно довели до конца этот дурацкий раздел имущества.

Сумка была такая тяжёлая, что я боялась, что у неё оборвутся ручки. На всякий случай я поддерживала её снизу.

– Кстати, скажи своей Ларисе, что в «Пумпс и Помпс» она сможет получить десять процентов семейной скидки. – На самом деле семейная скидка была двадцать процентов, но Лариса пока и не была членом семьи. Мне просто очень хотелось с ней познакомиться.

– О, это очень мило, – сказал Лео. – Хелена и Коринна тоже будут ужасно рады – они обе безумно обожают обувь.

М-да. Верно, ещё же есть Коринна с Хеленой.

Я подождала, пока машина Лео скроется за углом. Со своей стокилограммовой сумкой я пересекла улицу и побежала в аптеку.

Янина как раз собиралась закрываться.

– Это снова ты, – сказала она. – А Юстус уже ушёл. Он собирался на строительный рынок. Опять что-то мастерит в своём подвале.

Я водрузила сумку на ближайший стул.

– Скажи, Янина, ты знала Тину?

– Тину? Эту ведьму? Конечно, знала, – фыркнула Янина. – Откровенно говоря, я всегда её терпеть не могла, но для Юстуса она была идеалом. То есть она его совершенно околдовала. Как можно быть таким слепым? На каждой вечеринке она липла к моему парню. И к брату Юстуса Якобу. И вообще ко всем мужикам. Но Юстус говорил, что она просто дружелюбна. И немного пофлиртовать не вредно. Ну, он говорил это до тех пор, пока он не застукал её со своим братом в постели. Заметим, в своей собственной постели. Он её продал потом на блошином рынке.

– Она спала с братом Юстуса? – Неудивительно, что Юстус стал голубым.

Быстрый переход
Мы в Instagram