Изменить размер шрифта - +
— Что ты собираешься с ними делать?

Я одарила его самым, что ни есть невинным взглядом:

— Но что я такого сделал…

— Вон! — Я указала на дверь и принялась топать ногой.

— Прекрасно. Твоя воля. Но мне интересно, что за чудак шлет тебе носки? — Когда Билл засеменил к выходу, я захлопнула за ним дверь. На самом деле я сделала это тихо, но звук показался мне грохотом. Если еще кто-нибудь будет приставать ко мне с этими носками или скажет что-нибудь типа того, что я свой парень… я, пожалуй, ухвачусь за идею Паолы. Пусть выступает в роли Пигмалиона.

Хотя… маловероятно, что Хью когда-нибудь меня заметит, если я буду выглядеть так, как сейчас.

Швырнув в угол свою бейсболку, я плюхнулась вместе с коробкой в кресло и прочитала наклейку с обратным адресом. Да, там действительно было написано имя Эрона Джадсона, а под ним — номер местного отделения «Морских пехотинцев». Мне хорошо был известен этот адрес.

Разорвав скотч, я распечатала коробку. Сверху лежал обычный конверт, а из-под него выглядывала пара носков. На вид они были чистые, и я не уловила никакого запаха. Поэтому я вынула конверт и открыла его. Все правильно, это писал Эрон Джадсон, знаменитый игрок «Морских пехотинцев». Я узнала его автограф, нацарапанный внизу одинарного листа. Мои племянницы и племянник отдали бы что угодно за его четкую подпись.

 

Си-Джей, дружище, Вы великолепны. Ваша колонка о том, почему парням по душе бейсбол, просто потрясла Сиэтл. Пообедайте со мной — я ужасно хочу познакомиться и влюбиться в Вас, чтобы вместе растить дюжину ребятишек.

Навеки Ваш,

Эрон Джадсон

 

Растить дюжину ребятишек? Со мной? Ну, это он, должно быть, пошутил. Спортивные звезды не станут посылать подобные записки незнакомой девушке. Видно, какой-то умник из отдела новостей решил отколоть такую шутку. Точно. Кто-то из редакции. И потом, сколько лет этому Эрону? Двадцать два? В свои двадцать пять я чувствовала себя уже достаточно старой, чтобы… Ну, в любом случае он в сравнении со мной — просто ребенок.

Не то чтобы я всерьез верила, что записка была от него, но что, если двадцатидвухлетний спортсмен все-таки…

Обдумать мысль о сексе с бейсбольной звездой мне помешал грохот за дверью. В кабинет ворвалась Каспар, настоящее исчадие ада. Стерва номер один в нашей редакции.

— Си-Джей, это ты опять умыкнула степлер из копировальной? Честное слово, ты достала! — Каспар напоминала мне арендаторшу недорогого жилья парижского «Хилтона». Вытравленные перекисью волосы, пухлые губы и костлявые бедра. Привлекают же некоторых парней такие женщины!

— Не брала я твой дурацкий степлер, — сказала я. — Ты, видно, решила подшутить надо мной? А если серьезно, тебе следовало бы поменьше душиться. Разве ты не подписывала меморандум? Никакой химии на рабочем месте.

В ответ Каспар скривилась в ядовитой ухмылке:

— Тоже мне советчица! Если ты демонстративно отвергаешь, какие бы то ни было женские штучки, это отнюдь не значит, что все остальные имеют такие же наклонности. Неудивительно, что ни один мужчина не желает связывать с тобой свою жизнь, несмотря на те смехотворные доводы, что ты так патетически описываешь в своей колонке. — Каспар кинула презрительный взгляд на мои джинсы: — Где ты только такие откопала? Ужас!

Когда она покинула мой кабинет, мне потребовалось всего четыре минуты, чтобы вернуться к прежнему состоянию.

Проведя с собой короткий бодрый разговор, я пришла к выводу, что Каспар со всем ее ядом не удастся меня расстроить. Не на ту напала!

Я открыла подборку для своей колонки на следующую неделю и тут же отвлеклась, вспомнив о таинственных носках. Кто все-таки сыграл со мной эту шутку, так искусно подставив Эрона?

Билл? Нет, на него это не похоже.

Быстрый переход