Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
При виде их он задохнулся от ужаса и, не проронив ни слова, помчался прочь. Он совершенно обессилел, ему не хватало воздуха. Шатаясь и спотыкаясь на каждом шагу, он стал подниматься по тропинке; ведущей на вершину скалы позади замка... и на полпути вдруг наткнулся на поджидавших его Гарри и Бодрока. В руках великана‑фракийца сверкнул боевой топор.

Отступать было некуда. Куда бы ни глянули горевшие красным огнем глаза Яноша – вокруг не было ничего, кроме пустого пространства. За всю жизнь ему так и не удалось овладеть лишь одним искусством Вамфири, но теперь он обязан это сделать. Воздев руки к небу, он усилием воли заставил трансформироваться свое тело, которое превратилось в огромное одеяло, приняло форму аэродинамического тела. Подобно летучей мыши в ночи, он скользнул с тропинки в воздух.

Ему удалось! Он летел! Полы разорванной одежды трепетали, как огромные крылья! Он летел... пока брошенный Бодроком боевой топор не воткнулся ему в спину.

Гарри и Бодрок вернулись на развалины замка, где нашли упавшего с высоты Яноша, который корчился от боли, кашлял, выплевывая кровь. Однако ему удалось выдернуть из своего тела топор, и сидящий внутри его вампир залечивал раны, нанесенные плоти. Некроскоп встал возле него на колени и заглянул прямо в глаза. Один на один... Лицом к наводящему ужас и одновременно искаженному страхом лицу.

– Ты ублюдок и мерзавец, некроскоп! – выкрикнул Янош, в то время как из его выпученных глаз сочилась кровь.

– Ты обладаешь человеческим телом, – спокойно, лишенным какого бы то ни было выражения тоном ответил ему Гарри, – но твой мозг и вампир, живущий внутри тебя, возрождены из праха, лежавшего в урне. – Он поднял руку и указал ею на Яноша. – Прах к праху и пепел к пеплу! ОГТРОД АЙ'Ф, ДЖЕБ'Л – ИИ'Х.

Вампир завизжал, отчаянно забился, закрутился на месте, задыхаясь и кашляя, и вновь обрел человеческую форму.

– ЙОГСОТОТ,'НГАХ'НГ АИ'И, – продолжал тем временем Гарри.

– Нет! – взвыл Янош. – Не‑е‑е‑е‑е‑е‑е‑т! Едва Гарри произнес последнее слово заклинания, тело Яноша забилось в мучительной агонии, конвульсивно задергалось. Он отчаянно завертелся на месте, задрожал... и затих. Голова его откинулась назад, ужасный рот раскрылся, глаза потухли...

Через мгновение массивная грудь содрогнулась, словно издавая последний вздох, но вместо воздуха изо рта вылетело и растворилось в ночи облако красноватой пыли. Судя по всему, и тело и голова были наполнены ею, а после, когда пыль осела, от вампира остались лишь споры странного вида грибов, напомнивших Гарри те, что он видел возле дома Фаэтора, недалеко от Плоешти.

А это, в свою очередь, заставило его вспомнить о еще одном пока незавершенном деле...

 

* * *

 

София, жена Бодрока, вышла в этот момент из развалин. Рядом с нею была Сандра.

Она двигалась словно призрак – так, как обычно двигаются те, кто попадает под влияние вампиров, желтые глаза светились в темноте... Но Гарри сознавал, что в ней не осталось почти ничего от его прежней Сандры. Он вдруг вспомнил свой оказавшийся пророческим сон, снившийся ему как раз накануне того дня, когда начался весь этот кошмар Чужое, неизвестное существо, явившееся ему в ночи и напавшее на него, одержимое жаждой крови. Именно таким существом стала теперь Сандра, и она вечно будет хотеть крови и нападать на людей Она упала ему в объятия и заплакала, уткнувшись в его шею Гарри крепко прижал ее к себе, неизвестно кого стараясь поддержать – ее или себя. За ее спиной он видел Бодрока, обнимавшего свою жену, и услышал слова Софии:

– Она спасла меня Эта девушка‑вампир нашла меня в том месте, куда спрятал меня Янош, и освободила.

Гарри понимал, что это был последний поступок Сандры, совершенный по собственной воле, прежде чем живущий внутри вампир полностью подчинит ее себе Полуобнаженное, прекрасное тело Сандры было холодным, как лед.

Быстрый переход
Мы в Instagram