Изменить размер шрифта - +

     Мохнатая рука марсианина указала на горы.
     - Вам нравится этот вид, - произнес он. - Он говорит что-то вашему сердцу. Я представляю себе ваше чувство, но во мне эти горы вызывают скорее ужас, чем восторг. На Марсе такой ландшафт немыслим.
     Вебстер протянул руку к аппарату, но марсианин остановил его.
     - Не надо, оставьте. Я знаю, почему вы здесь уединились. И если я позволил себе явиться в такую минуту, то лишь потому, что подумал: может быть, общество старого друга...
     - Спасибо, - сказал Вебстер. - Я вам очень рад.
     - Ваш отец, - продолжал Джуэйн, - был замечательный человек. Я помню, вы мне столько рассказывали о нем в те годы, когда работали на Марсе. А еще вы тогда обещали когда-нибудь снова у нас побывать. Почему до сих пор не собрались?
     - Дело в том, что я вообще никуда...
     - Не надо объяснять, - сказал марсианин. - Я уже понял.
     - Мой сын через несколько дней вылетает на Марс. Я скажу ему, чтобы навестил вас.
     - Мне будет очень приятно, - ответил Джуэйн. - Я буду ждать его.
     Он помялся, потом спросил:
     - Ваш сын пошел по вашим стопам?
     - Нет, - сказал Вебстер. - Он хочет стать конструктором. Медицина его никогда не привлекала.
     - Что ж, он вправе сам выбирать себе дорогу в жизни. Но вообще-то хотелось бы...
     - Конечно, хотелось бы, - согласился Вебстер. - Но тут уже все решено. Может быть, из него выйдет крупный конструктор. Космос... Он думает о звездных кораблях.
     - И ведь ваш род сделал достаточно для медицинской науки. Вы, ваш отец...
     - И его отец тоже, - добавил Вебстер.
     - Марс в долгу перед вами за вашу книгу, - сказал Джуэйн. - Может быть, теперь станет больше желающих специализироваться по Марсу. Из марсиан не получаются хорошие врачи. У нас нет нужной традиции. Странно, как различается психология обитателей разных планет. Странно, что марсиане сами не додумались... Да-да, нам просто в голову не приходило, что болезни можно и нужно лечить. Медицину у нас заменял культ фатализма. Тогда как вы еще в древности, когда люди жили в пещерах...
     - Зато вы додумались до многого, чего не было у нас, - сказал Вебстер. - И нам теперь странно, как это мы прошли мимо этих вещей. У вас есть свои таланты, есть области, в которых вы намного опередили нас. Взять хотя бы вашу специальность, философию. Вы сделали ее подлинной наукой, а у нас она была только щупом, которым действовали наугад. Вы создали стройную, упорядоченную систему, прикладную науку, действенное орудие.
     Джуэйн открыл рот, помешкал, потом все-таки заговорил:
     - У меня складывается одна концепция, совсем новая концепция, которая может дать поразительный результат. Она обещает стать действенным орудием не только для марсиан, но и для вас, людей. Я уже много лет работаю в этом направлении, а основой послужили кое-какие идеи, которые возникли у меня, когда земляне впервые прибыли на Марс. До сих пор я ничего не говорил, потому что не был убежден в своей правоте.
     - А теперь убеждены?
     - Не совсем, не окончательно. Почти убежден.
     Они посидели молча, глядя на горы и озеро. Откуда-то прилетела птица и запела, сев на корявое дерево. Над гребнями вспухли темные тучи, и снежные пики стали похожи на мраморные надгробья. Алое зарево поглотило солнце и потускнело. Еще немного, и костер заката догорит...
     Кто-то постучался в дверь, и Вебстер весь напрягся, возвращаясь к действительности, к своему кабинету и креслу.
Быстрый переход
Мы в Instagram