Изменить размер шрифта - +
 – А теперь давай показывай.

На дальнем конце резервуара загудели электромоторы. Специальные лопасти подняли первую волну. Она была небольшой, прокатилась по всей длине резервуара, разбилась о наклонный бортик в самом конце.

– Так это и есть приливная волна? – спросила девушка.

– Да, это имитация цунами, – ответил Маршал, продолжая нажимать кнопки на панели. Там же приборы уже показывали температуру и давление, а также выдали условное цветовое изображение волны.

– Имитация, – пробормотала Мариза. – И что это означает?

– В этом резервуаре мы можем создавать искусственные волны высотой до метра, – сказал Маршал. – Но настоящие волны цунами достигают в высоту четырех, восьми, даже десяти метров. А иногда и больше.

– Океанская волна высотой в десять метров? – Глаза ее изумленно расширились. – Разве такие бывают? – И глаза ее устремились к потолку, она пыталась представить себе такую гигантскую волну.

Маршал кивнул:

– Тридцать футов, высотой с трехэтажное здание. И к берегу такая волна двигается со скоростью 800 километров в час.

– Ну а когда она достигнет берега? – не унималась Мариза. – Как достигла вон того наклонного бортика?

Он вроде бы сложен из мелких камушков. Это и есть ваш берег?

– Верно, – ответил Маршал. – Высота волны, достигшей берега, зависит от угла его наклона. Здесь мы можем менять этот угол.

Джимми подошел поближе к резервуару, но все равно оставался на значительном расстоянии. И не произносил ни слова.

– Можете менять? – заинтересовалась Мариза. – Это как?

– Там есть специальный моторчик.

– И делать любой угол наклона? – хихикнула девушка. – Тогда… сделай‑ка мне угол в двадцать семь градусов.

– Пожалуйста. – Маршал набрал цифру на печатной панели. В дальнем конце резервуара послышался легкий скрип, бортик начал подниматься.

Американец подошел еще ближе, видно, заинтересовался. «Да, действительно, – подумал Маршал, – зрелище завораживающее. Каждому интересно посмотреть». Но парень по‑прежнему не произносил ни слова.

Просто стоял и смотрел на выложенный из мелких камней бортик, который продолжал медленно подниматься. И вот наконец остановился.

– Так, значит, теперь там двадцать семь градусов? – спросила Мариза.

– Да, – кивнул Маршал. – Вообще‑то наклон в двадцать семь градусов не считается слишком крутым. В реальности береговые линии бывают и покруче. Может, стоит поставить…

Она дотронулась смуглой рукой до его руки.

– Нет, нет, не надо. – Кожа у нее была удивительно нежная. – Оставь так. И еще раз покажи мне волну. Хочу видеть эту волну.

Небольшие волны начали образовываться каждые тридцать секунд. С тихим всплеском они прокатывались по всей длине резервуара.

– Итак, прежде всего я должен знать угол наклона береговой линии. В данный момент у нас ровный пляж, но если там имеется хотя бы небольшой залив…

– Тогда все будет по‑другому?

– Конечно.

– Правда? Покажи.

– Что именно? Что ты хочешь? Залив, бухточку, устье реки?

– Ну… – Она пожала плечами. – Пускай будет бухта.

Он улыбнутся.

– Отлично. Каких размеров?

Снова заурчали электрические моторы, береговая линия начала искривляться, в ней появилось чашеобразное углубление.

– Фантастика! – воскликнула Мариза. – Ну, давай же, Джонатан, покажи мне теперь волну!

– Погоди.

Быстрый переход
Мы в Instagram