Изменить размер шрифта - +
Когда она хотела выпрямиться, то почувствовала, как руки Марселя охватили ее талию. Горячая волна захлестнула ее. Она знала, что сейчас произойдет.

Марсель потянул ее вниз на софу, и она оказалась рядом с ним. Его пальцы ласково скользнули по ее волосам.

— Для этого случая больше подошло бы шампанское, — заметил он, улыбаясь. — Надо было бы захватить бутылку из отеля.

Она пожала плечами.

— К сожалению, я не могу предложить не только шампанского, но даже и вина. Но мы ведь уже и так хорошо выпили за твой успех в галерее.

— За мой успех, да, — согласился с ней Марсель.

— А что, есть еще что-нибудь, что нужно отметить?

— Я надеюсь, что да, — сказал он, улыбаясь.

Кэрол посмотрела в его глаза и поняла, что он говорит это вполне серьезно. Он приложил все силы, чтобы завоевать ее снова и теперь надеялся, что она не отвернется от него. Она улыбнулась.

— Извини, но боюсь, что тогда мы должны чокнуться чашками с кофе.

Марсель взял у нее из рук чашку, которую она собиралась поднести к губам, и поставил ее обратно на столик, потом обнял ее и поцеловал.

Его поцелуй сначала был нежен и ласков, потом стал более глубоким и страстным. Кэрол снова почувствовала ту власть, которую он имел над ней. Ее судорожно сжавшееся тело расслабилось и стало мягким и нежным. Исполненная желания, она положила руки ему на затылок и провела пальцами по его густым волосам, отвечая на его поцелуй с той же страстью.

Когда их ласки стали более интимными, она нежно, но решительно отодвинулась от него.

— Марсель, нужно еще выяснить столько вещей, — сказала она. — Я бы не хотела…

Он прервал ее коротким поцелуем.

— Ты права, малышка. Я могу понять, что у тебя много вопросов и что ты относишься ко мне еще несколько недоверчиво. Но я тебе клянусь, что ты — единственная женщина, которую я когда-нибудь любил и всегда буду любить.

Он принес пачку сигарет из своей куртки и попросил разрешения закурить. Кэрол встала, чтобы принести ему пепельницу. Она была так взволнована и так нервничала, что уже готова была попросить у Марселя сигарету, хотя и бросила курить год тому назад. Не лукавит ли Марсель, когда говорит, что любит ее? Это были те слова, которых она напрасно ждала в течение недель, проведенных вместе с ним. Она спросила себя, может ли ему верить. Но потом подумала, что на самом-то деле Марселю не надо было бы так стараться ради одной единственной женщины. Очевидно, она все-таки что-то значила для него.

Она поставила пепельницу на стол и снова села. Когда Марсель закурил сигарету, она увидела, что его руки слегка дрожат. Казалось, он тоже нервничает.

Он выдохнул дым и взглянул прямо на нее.

— Если бы я это сказал тебе тогда, ты бы мне не поверила и была бы права. Когда я обнаружил, что ты ушла, пока я спал, то моим первым побуждением было найти тебя и уговорить снова ко мне вернуться. Но потом мне стало ясно, что я ничего от тебя не добьюсь одними прекрасными словами. Надо было что-то придумать, чтобы доказать тебе, насколько серьезно у меня все было с тобой. Поэтому я написал тебе только одно это письмо и надеялся, что ты все-таки его прочитаешь.

— Да, это так, Марсель, — тихо ответила она. — Я хотела тебя забыть, но неосознанно я, наверное, все время ждала, что ты в какой-то форме дашь мне о себе знать.

Марсель обнял ее за плечи и прижал к себе.

— Мне жаль, что это так долго продолжалось, дорогая, но я просто хотел попасть в самую точку. Я перестал общаться со своими друзьями — или лучше сказать, с людьми, с которыми общался до этого времени, — и с головой бросился в работу. Моей целью стало поразить тебя выставкой новых картин в Нью-Йорке.

Быстрый переход