Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Там светящиеся
газы изучают  тайну  жизни.  Газ цвета фиалки рассказал  Куранесу,  что  это
пространство  находится  за  пределами  того, что он назвал  бесконечностью.
Фиалковый газ не слышал раньше о планетах и живых  организмах. Он определил,
что Куранес явился из бесконечности, где  существуют материя, энергия и сила
притяжения. Куранес всей душой стремился в Селефаис с его дивными минаретами
и  потому стал принимать  большую дозу наркотиков. В конце концов все деньги
вышли  и  не на  что  было покупать  наркотики. Летом  Куранеса выселили  из
мансарды.  Бесцельно бродя по улицам,  он пересек  мост и оказался  в глухом
месте,  где дома попадались  все  реже  и реже. И  тогда наконец  его  мечта
исполнилась:  Куранес  повстречал  кортеж  рыцарей из  Селефаиса,  прибывший
затем, чтобы забрать его с собою навсегда.
     Они были  прекрасны, эти рыцари на чалых лошадях, в сверкающих доспехах
и затканных золотом плащах с гербами. Их было так много, что Куранес сначала
принял кортеж  по ошибке за войско. Но их прислали, чтобы оказать ему особую
честь: ведь Куранес создал  Оот-Наргай в своих мечтах,  и потому  теперь его
назначили Верховным богом города навечно. Рыцари усадили Куранеса на коня, и
он поскакал во  главе  кавалькады.  Величественная  конница миновала равнины
Суррея, а потом и  родовой замок Куранеса, где  жили его предки. И  вот  что
странно: всадники мчались вперед, совершая  обратное путешествие во времени.
Так,  проезжая в сумерках деревню, Куранес видел дома и людей глазами Чоcepa
или  его  предшественников.  Порой  им  попадались  рыцари  верхом,  которых
сопровождали вассалы. Когда  стемнело, лошади побежали  еще резвее, а в ночи
они летели, будто по  воздуху. В  предрассветных сумерках они приблизились к
деревне, которую Куранес видел наяву  в  детстве, а потом во сне  спящую или
вымершую.  Теперь она была явью,  и деревенские жители, вставшие спозаранку,
кланялись проезжавшим  всадникам.  Кавалькада свернула  на улицу, которая во
сне обрывалась пропастью. В грезах Куранес появлялся здесь  ночью, теперь он
жаждал увидеть бездну при свете дня и  нетерпеливо устремился вперед.  Когда
вся  кавалькада приблизилась к краю пропасти, вокруг разлился золотой свет с
запада и покрыл все вокруг лучезарной завесой. Сама пропасть предстала перед
их  взорами  бурлящим  хаосом  розового  и  небесно-голубого цвета. Всадники
ринулись  вниз, поплыли среди сверкающих  облаков  в  серебряном  сиянии,  и
невидимые  голоса  слились в  ликующем  гимне.  Казалось,  они  плывут  вниз
бесконечно долго, и кони ступают по золотым облакам, как пс золотому песку в
пустыне. Наконец  лазурная завеса разверзлась открыв  подлинное  великолепие
Селефаиса  на берегу моря  к  снежного  пика горы над ним. Ярко раскрашенные
галеры пльии из гавани в далекие края, где море смыкается с небом.
     И Куранес  стал  верховным  правителем  города своей  мечты.  Его  двор
располагался попеременно в  Селефаисе и  небесном  гра де  Серанниане. Он  и
сейчас  там  правит  и  будет править вечно, а  возле  утесов Инсмута  волны
пролива  насмешливо  перебрасывали  тело  бродяги, забредшего  в  полупустую
деревню  на  рассвете,  поиграли и выбросили тело возле  Тревор-Тауэрс,  где
жирный и наглый пивной король наслаждается  купленной  атмосферой старинного
родового имения вымершей аристократии.
Быстрый переход
Мы в Instagram