Изменить размер шрифта - +

– Ничего, милая, сейчас все кончится.

Миссис Стриклэнд подошла к кровати, откинула одеяло и подняла рубашку роженицы.

– Вижу головку! – воскликнула она. – Тужьтесь сильней, миссис Страйкер!

Калеб с трудом подавил стон, когда Келли сжала его руку, до крови впиваясь ногтями в ладонь. Спина ее выгнулась дугой, она сделала последнее неимоверное усилие, и ребенок скользнул в руки повитухи.

– Мальчик! – торжественно объявила та. Перерезав пуповину, она завернула новорожденного в одеяльце и положила в протянутые руки Келли.

– Мальчик, – прошептала молодая мама, – у нас сын.

Не отводя глаз от лица жены, Калеб кивнул. Морщинки на ее лице, вызванные неимоверной болью, разгладились, глаза засветились любовью. Келли рассматривала сына, считая крошечные пальчики, гладя его по мягкой щечке. Младенец во весь ротик зевнул, и Келли мягко рассмеялась.

– Калеб, как он красив!

– Да, и ты тоже. – Он нагнулся и поочередно поцеловал жену и сына. Сердце его было настолько переполнено счастьем, что это ощущение казалось почти болезненным.

– Хочешь подержать его?

– Конечно!

Крохотный комочек в одеяльце утонул в его руках. На глаза Калеба навернулись радостные слезы, когда он взглянул в темно-синие глазенки малыша. «Сын, – думал он, – у меня сын!» Посмотрев на Келли, он хотел сказать, как сильно ее любит, но она уже погрузилась в сон.

– Я возьму крошку, – тихо произнесла миссис Стриклэнд. – Искупаю и сразу же принесу вам.

Калеб кивнул, хоть и не желал расставаться с сыном ни на секунду. Внизу, стоя у окна, он наблюдал рождение нового дня и возносил благодарственные молитвы своему индейскому богу за здорового ребенка и обожаемую жену.

Спустя полчаса миссис Стриклэнд вручила ему ребенка и вернулась наверх присмотреть за Келли.

Калеб осторожно опустился в кресло и принялся баюкать малыша, гадая, что чувствовал его отец, когда родился он, Калеб. Ощущал ли Дункан Страйкер ту же любовь, то же умиление, тот же восторг? И если ощущал, то куда же подевались эти чувства потом?

Калеб созерцал восход. Сынишка уцепился за его палец, и Калеб вдруг осознал, что его наконец перестают терзать застарелые гнев и ненависть. Что было, то было, ничего теперь не изменить. Да и какое все это имеет значение, когда он держит в руках новую жизнь!

 

Эпилог

 

Калеб смотрел на жену, улыбаясь.

– Когда ты это сделала?

– За несколько дней до рождения Итана.

– Келли, даже не знаю, что и сказать…

– Вот ничего и не говори. Ты так много значишь для меня, так много мне дал, что я…

– Да ничего я тебе не дал, – запротестовал Калеб. – Это ты подарила мне все, о чем только может мечтать мужчина.

– Эй, Калеб Страйкер! А наш ребенок? Наша любовь?

– Да. Но… – Его глаза снова опустились на документ о владении ранчо, где в последней строчке значилось, что собственность, именуемая «Рокинг-С», находится в совместном владении Келли Макгир Страйкер и Калеба Страйкера.

– В конце концов оно такое же твое, как и мое, – улыбнулась Келли. – Считай это моим приданым.

Не найдя, что ответить, Калеб заключил жену в объятия.

Если бы не отец, он никогда бы не встретил Келли, никогда бы не понял, насколько пустой была его жизнь.

Вот и получается, что Дункан Страйкер дал своему сыну все, о чем тот мечтал. И даже больше.

Быстрый переход