Loading...
Изменить размер шрифта - +

Но они не погибли. Вместе с бывшими мятежниками исчезли восемь Грузоподъемных и Ремонтных Универсальных Модулей. Время и коррозийная среда, должно быть, разрушили ГРУМы, но по крайней мере один все еще действовал. Кто‑то пользовался им не более шести лет назад. И вот – опять!

– тот огонек, который он искал. На какую‑то секунду Кенди ясно различил его: частота горящего в кислороде водорода.

Шарлз воспользовался мазером на ультракороткой волне с частыми модулированными колебаниями:

– Кенди, именем Государства. Кенди, именем Государства. Кенди, именем Государства.

Ответ пришел четыре секунды спустя: медлительный, слабый и нечеткий. Кенди засек его и сфокусировал телескопы, посылая следующий запрос:

– Статус. Повторите три раза.

Затем он просеял полученный ответ при помощи программы, устраняющей помехи. ГРУМ работал на ручном управлении, используя лишь маневренные двигатели, работал исключительно в безопасных для него пределах. Когда‑то корабль имел личность – упрощенную копию личности самого Кенди. Теперь программа вырождалась, становясь глуповатой и неустойчивой.

– Запись курса за последний час.

Данные поступили. Еще сорок минут назад ГРУМ находился в невесомости при низкой относительной скорости. Затем, при маневрах с низким ускорением, запись его курса стала похожей на опрокинутую тарелку спагетти – безумное разбазаривание накопленного горючего. Неисправность? Или… возможно, произошло что‑то вроде воздушного боя. Война?

– Переключить управление на меня.

Четыре секунды, затем последовал сигнал, подобный воплю агонии.

Общие неисправности.

Должно быть, экипаж отсоединил систему автопилотов всех ГРУМов полтысячи лет назад. Но попытаться наладить связь все же стоило, как и повторить последнюю команду.

– Предоставь мне видеосвязь с экипажем.

– Отказ.

Ого! Значит, видеосвязь не была отсоединена! Должно быть, там стояла блокировка, установленная мятежниками пятьсот лет назад. Разумеется, их потомки не смогли бы этого сделать.

Однако блокировку можно как‑нибудь обойти. Конечно, ГРУМ слишком мал, чтобы его разглядеть отсюда, но он наверняка должен находиться где‑нибудь неподалеку от того зеленого пузыря рядом с Миром Голдблатта. Джунгли, напоминающие кусок сахарной ваты. Растения внутри Дымового Кольца тяготели к пушистости и хрупкости. Они широко раскидывали свои нити, чтобы собрать как можно больше солнечного света, не заботясь о силе тяготения.

Полтысячи лет Кенди искал признаки развивающейся цивилизации – постоянство в узорах, описываемых плавающими массами, или инфракрасное излучение, характерное для промышленных центров, или индустриальные загрязнения: пары металлов, окись углерода, окись азота. И не нашел ничего подобного. Если дети потомков экипажа «Дисциплины» и поднялись в своем развитии над примитивным уровнем, то не слишком.

Но они выжили. Кто‑то ведь пользовался ГРУМом.

Если бы только он смог их увидеть! Или поговорить с ними: «Перейти на аудиосвязь! Гражданин! Говорит Кенди, именем Государства. Говорите, и награда превысит все, что вы сможете вообразить».

– Усилить. Усилить. Усилить, – передал ГРУМ.

Кенди уже давал все доступное усиление.

– Прекратить аудиосвязь, – откликнулся он.

Уже не в первый раз Кенди задумался над тем, что окружающая среда в Дымовом Кольце могла оказаться чересчур  дружелюбной. Развившиеся в невесомости существа вряд ли способны соперничать силой с людьми, и людям легко было стать самым могущественным видом в Дымовом Кольце… Счастливые как устрицы и примерно такие же активные. Цивилизация развивается лишь как способ защиты от окружающей среды.

Или от других людей. Война была бы обнадеживающим признаком…

Если бы только знать , что там происходит! Кенди мог бы повлиять на окружающую среду дюжиной различных способов.

Быстрый переход