Изменить размер шрифта - +
После того как все спустятся, Гэввинг и я последуем за вами. Нам приходилось лазить раньше.

– Ну уж нет! – заявил Клэйв. – Это займет чертовски много времени. Град, хватит дурить, приземляйся прямо в Устье.

– Да мы сожжем его!

– Тогда попробуем сначала на другом дереве.

Если раньше Лори просто тряслась от ярости, вспоминая о приземлении в Устье Лондон‑Дерева, то теперь она просто протерла глаза. Все устали…

Все они слишком устали. Слишком много выпало на их долю потрясений и перемен. Клэйв прав: промедление – пытка, а деревьев тут хватает.

Никакой посадочной площадки в этих диких зарослях нет и в помине. Все вокруг ярко зеленеет, ни малейших следов засухи. Может, зелень не загорится?

А, к Голду все это…

Град направил ГРУМ прямо в Устье и повел его вниз, в листву, которая показалась ему достаточно густой. Еще не придя в себя от толчка, они вывалились из дверей и быстро начали хлопать своими пончо, гася очаги пожара.

Потом наконец настало время осмотреться.

Минья стояла улыбаясь, ее черные волосы развевались на ветру, почерневшее пончо билось за спиной. Она бросилась в объятия к Гэввингу и закричала:

– Вертолетные растения!

Гэввинг рассмеялся:

– Не знал, что они тебе так нравятся!

– Я сама не знала. Но на Лондон‑Дереве выпалывали вертолетные растения, и цветы, и все, что не приносило пользу. – Она подхватила горстку семян, и те закружились в воздухе. Внезапно Минья внимательно поглядела ему в глаза. – Мы сделали это. Как и собирались. Мы нашли незанятое дерево, и оно наше.

– Шесть наших. Только шесть из племени Квинна… Жаль.

– Нас двенадцать. И есть еще на подходе.

«Она борется с огнем с грацией хищника, на которую не повлияла округлившаяся талия, – подумал Гэввинг. – Мой. Все равно, будет ли он похож на меня или на какого‑нибудь охотника за разморами. Или на Харпа, на Меррил… Мой, наш!» Он должен сказать ей об этом, пока настроение подходящее. Но не сейчас, для настоящей минуты это уж слишком серьезно.

– Ладно. Все, что ты тут видишь, наше. Как мы это назовем?

– Больше всего мне нравится… Знаешь, теперь, когда я скажу «гражданин», – это будет относиться к любому из нас. Я не размор и не член Триединой Бригады. Дерево Граждан?

Вкус листвы был таким же, как на кроне Квинна в детстве, перед засухой. Град лежал на спине среди молодой листвы и задумчиво объедал ее.

Тут он сообразил, что, скрывшись в тени, за ним наблюдает Лори. Она выглядела замерзшей или просто дрожала, прижав локти, точно ее ударили. Он фыркнул:

– Ты что, не можешь расслабиться? Поешь листвы.

– Уже. Она тут хорошая, – сказала Лори без особого воодушевления.

Это раздражало.

– Ладно, чего ты беспокоишься? Больше никто не назовет тебя охотником за разморами. Ты спасла наши жизни, и все это знают. Ты чистая, накормленная, отдохнувшая, в безопасности и всеми любима. Расслабься, Ученый. Все кончено.

Теперь она избегала встретиться с ним глазами.

– Джеффер, как бы это сказать… Тут только два гражданина Лондон‑Дерева, по крайней мере на десять тысяч километров вокруг. Не кажется ли тебе, что мы… вдвоем… лучше поладим?

Он сел. Почему она спрашивает его ?

– Ну, наверное.

– Ладно, Марк тоже так думает.

– Отлично.

– Прямо он не высказался… Мы немного поговорили о строительстве хижин и все такое, но он так глядит на меня, как будто уверен… так, словно он слишком воспитанный, чтобы сразу поднимать этот вопрос, но куда мне еще деваться, к кому идти? Джеффер, не заставляй меня выходить замуж за карлика!

– У…гу.

Быстрый переход
Мы в Instagram