Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

В школу мы тоже теперь не ходим: папа говорит, как будет возможность, он снова отдаст нас в школу, но каникулы нам не повредят. Я тоже думаю, что каникулы нам не повредят, только лучше бы он сказал прямо, что у него нет денег — мы ведь и так об этом догадываемся.

Множество людей зачастило к нам с конвертами (без марок) и все они твердят, что они верят нам в последний раз, а потом передадут дело в другие руки. Я спросил нашу Элайзу, что это значит, она мне объяснила, и теперь я очень беспокоюсь за папу.

Наконец, пришла какая-то бумага — большая и синяя. Ее принес полисмен, так что мы даже напугались, но папа сказал, все в порядке; только когда он вечером зашел поцеловать девочек (он всегда целует их перед сном), девочкам показалось, будто он плакал, только я им не верю, потому что ревут одни трусы, а мой папа — самый храбрый.

Вот почему нам срочно понадобились сокровища (так сказал Освальд), и Дора подтвердила, что это — замечательная мысль. И все остальные тоже согласились с Освальдом. Итак, мы собрали военный совет. Дора сидела в кресле: это кресло раньше стояло в гостиной, но Пятого Ноября у нас была корь и нам не разрешили выходить в сад, поэтому пришлось взрывать хлопушку прямо в гостиной, а теперь эту дырку уже не зачинишь, поэтому папа и велел перенести кресло к нам в детскую; и не так уж дешево оно нам досталось, если учесть, как мы схлопотали, когда в нем обнаружилась эта дырка.

— Конечно, надо что-то делать, — заговорила Алиса, — в банке пусто.

Для наглядности она погремела копилкой, в которой перекатывался один лишь фальшивый шестипенсовик, который мы оставили на развод.

— Ага, только — что? — спросил Дикки. — Легко сказать «сделать что-то», а что именно?.

Дикки всегда настаивает на определенности, не зря и папа прозвал его Определенным Артиклем.

— Давайте читать книги. В книжке всегда можно найти какую-нибудь подходящую идею, — сказал Ноэль. Мы на него зашикали — ясное дело: Ноэлю лишь бы книжки читать, он у нас поэт и однажды даже напечатался (даже и деньги за это получил), только это уже другая история.

Тут Дикки и говорит:

— Вот что. Давайте помолчим, — ровно десять минут по часам, — а потом каждый скажет, какой способ искать сокровища он придумал. А потом мы попробуем все методы один за другим, по старшинству.

— Я не сумею ничего придумать за десять минут, дайте мне полчаса, — потребовал Г. О. На самом деле его зовут Гораций Октавиус, но мы прозвали его Г. О., поскольку всюду теперь рекламируют Горячий Окорок, и когда Гораций был маленьким, он боялся проходить мимо щита с надписью «Съешьте Г. О.». Он говорит, что все это в прошлом, но в последнее рождество он проснулся со страшными воплями, и взрослые сказали, что все дело в пудинге, но сам он сказал мне потихоньку, что дело вовсе не в пудинге, тем более что он был совсем пресный, а в том, что ему приснилось, будто его приняли за Г. О. и хотят съесть.

Итак, мы согласились на эти полчаса, и все сидели очень тихо, думали. Я-то уже все придумал через две минуты и видел, что и все остальные готовы, кроме Доры, которая всегда ужасно возится, а у меня уже и нога затекла, оттого что я старался не шевелиться, и тут Г. О. воскликнул (хотя прошло едва ли семь минут):

— Неужели полчаса еще не прошло?!

Г. О. уже восемь лет, а он никак не научится смотреть по часам время. Освальд это умел, когда ему еще и шести лет не было.

Тут мы все зашевелились и начали наперебой излагать свои планы, но Дора заткнула уши и сказала:

— А ну-ка, по одному. В Вавилонскую башню поиграем потом!

(А вы когда-нибудь играли в Вавилонскую башню?)

Дора велела нам сесть на пол рядком, по старшинству, и она по очереди указывала на кого-нибудь из нас пальцем в медном наперстке.

Быстрый переход
Мы в Instagram