Loading...
Изменить размер шрифта - +
 – Я не пойду. Можете меня убить, но я не пойду. Концлагерь! Пленник англичан! Никогда, никогда, никогда! Вам придется сначала меня убить.

– Это необязательно. Мы можем вас связать, засунуть в рот кляп и положить на носилки, если возникнет такая необходимость, – Он кивнул на двери гардеробной. – Там найдется достаточно рабочей силы. Но это только осложнит ситуацию. Вы можете отправиться на своих ногах, или вас понесут на носилках с дырками от пуль в бедрах – для общего успокоения.

Кисеки взглянул на безжалостное лицо Николсона и сделал выбор – пошел на своих ногах.

По пути к пристани они не встретили ни одного японского солдата. Ночь была безветренной, но шел сильный затяжной дождь, и улицы Бантука были пусты. Наконец‑то удача улыбнулась им.

Вэнниер и остальные уже находились на борту катера. Там оказался всего один часовой, а люди Телака были бесшумны, как ночь. Ван Оффена уложили спать внизу на койке, а Уолтерс как раз собирался начать радиопередачу. Катер длиной тринадцать метров и шириной четыре метра блестел и сиял, даже несмотря на дождь и темноту, и был готов к немедленному отплытию.

Уиллоуби занял машинное отделение и чуть не сошел с ума от радости при виде двух больших дизелей в безупречном состоянии. Гордон и Эванс загрузили дополнительно полдюжины бочек с горючим на кормовую палубу. А Маккиннон и Вэнниер уже успели обойти все наиболее крупные суда, стоящие за волнорезом, проверили радиопередатчики и расколошматили магнето еще одного находящегося в гавани крупного катера.

Ровно в десять часов вечера, тихо урча двигателем, они вышли в море, гладкое, словно мельничный пруд. Николсон просил Телака сопровождать их, но тот отказался, сказав, что его место там, где его народ. Уходя с катера, он лишь однажды оглянулся, и Николсон знал, что они больше никогда не встретятся.

Когда судно двинулось в темноту, четыре японских солдата, все еще привязанные к носилкам, заметались по исчезающей из виду пристани, что‑то крича высокими пронзительными голосами. Но их голоса внезапно утонули в реве двойного двигателя, когда катер обогнул волнорез и на максимальной скорости устремился на юго‑запад, по направлению к западному мысу острова Ява и далее к Тиморскому морю.

Рандеву с кораблем его величества «Кенмор», эсминцем класса Q, состоялось в половине третьего утра.

 

Словарь морских терминов

 

Ахтерштевень – прочная конструкция, являющаяся как бы продолжением киля в кормовой части судна.

Бак – носовая часть верхней палубы судна от форштевня до фок‑мачты или носовой надстройки.

Банка – 1) скамейка на шлюпке для гребцов; 2) участок морского дна с глубинами гораздо меньше окружающих участков моря.

Ватерлиния – след пересечения плоскости спокойной водной поверхности с корпусом судна. Вельбот – спасательная шлюпка с заостренными носом и кормой и полными обводами. Вывалить (шлюпку, грузовую стрелу) – выдвинуть, вывести за борт.

Дедвейт – полная грузоподъемность судна. Диаметральная плоскость – вертикальная плоскость, проходящая через форштевень и ахтерштевень судна. Дифферент – разница между осадкой носа и кормы.

Задрайка – поворотная ручка или иная деталь для надежного закрытия крышки люка и прижатия ее к комингсу.

Кабельтов – мера длины, равная 0,1 морской мили (185,2 м). Киль – балка, проходящая посередине днища судна от носовой до кормовой оконечности.

Кильблоки – подставки для установки шлюпки или катера.

Кильватерная колонна – строй, при котором корабли движутся друг за другом на одинаковом расстоянии.

Кокпит – углубленное открытое помещение в кормовой части палубы для рулевого и пассажиров (на катерах и парусных яхтах).

Комендор – морской артиллерист.

Комингс – металлическая или деревянная конструкция, окаймляющая по периметру люк; порог двери.

Быстрый переход