Изменить размер шрифта - +
Я так и сделал, вскинув руки вверх. И ничего не случилось. Я по-прежнему чувствовал свое тело. Я сказал ей, что я не черный дрозд, а прежний я. Тогда она спросила, когда я мылся последний раз. И я ответил, что накануне. Оказывается, перед ворожбой надо не мыться целый месяц. Так я и не сделался черным дроздом. — Он снова поднял в ее честь стакан. — Вот такая моя история, не знаю, поняла ты ее или нет. — Он отпил глоток.

— Кому охота быть черным дроздом, — заметила Кармен.

Арман улыбнулся.

— А ты бы какой птицей хотела стать?

— Никакой, — ответила она. — Я хотела бы стать кем-то другим.

— Хорошо, кем же?

— Может быть, оленем…

Арман кивнул, задумался.

— Хотя… — оттянув топ у горла, она опустила голову, принюхиваясь, — они ужасно вонючие.

— Мы все порой вонючие, — сказал он. Она помахала рукой перед лицом.

— Но не до такой степени! От этого запаха может стошнить. Можно я пойду переоденусь?

— Иди, если хочешь. Я же не Ричи…

— Мне нужно наверх.

Повисла пауза. Потом он протянул:

— Ну…

Она опасалась, что он пойдет с ней. Но он взял бутылку, плеснул себе виски в стакан и сказал:

— Ладно, даю тебе минуту.

Она не двинулась с места.

— Ну, чего же ты? Иди…

Она встала, обогнула стол, а когда вышла в коридор, то услышала, как он пробормотал:

— Если не хочешь быть птицей, подумай хорошенько, кем хочешь стать…

 

Кармен затворила за собой дверь спальни и заперла на ключ. Подошла к кровати со стороны Уэйна, опустилась на четвереньки и увидела «ремингтон» там, где и ожидала увидеть. Она вытащила винтовку, пошла в ванную, заперла дверь и проверила, заряжена ли она. Оказалось, заряжена. Что ж, пора принимать решение. Внизу сидит убийца… Или она убьет его, или он и ее, и Уэйна! О господи, сможет ли она убить этого человека? Должна…

 

У Джорджа Джонса была одна песня, «Последнее, что я ей подарил, была птица», которая Арману нравилась, пока ему до смерти не надоел Ричи. Этот панк со своей жвачкой постоянно досаждал, вот и схлопотал! Заткнулся навеки! Идея свозить Донну в «Грейсленд» неплохая… Почему бы и нет? Она, конечно, глуповата, но сойдет… Взглянув на покрытое курткой монтажника тело панка, он на какое-то мгновение ощутил облегчение, с его плеч как бы свалился тяжелый груз. Но потом это чувство прошло.

 

Может быть, подождать, пока он к ней поднимется. Сесть на пол за кроватью, с винтовкой нацеленной на дверь. Но если он поднимется наверх, то наверняка с пистолетом в руке, из которого только что убил человека. А может, он уже поджидает ее внизу, прислушивается, не скрипнут ли ступени… Однако хватит размышлять, пора действовать! Недаром люди говорят, что в подобных ситуациях промедление смерти подобно. Сейчас спустится вниз и пристрелит его. Она должна его убить. Да, должна! Хотя бы ради Уэйна и Мэттью…

В доме не было слышно ни звука.

Кармен повернула ключ, открывая дверь.

 

Арман жалел, что заговорил с Кармен. И с тем стариком в номере отеля не надо было разговаривать… Что это с ним? Жалостливым стал? Раньше он никогда не разговаривал с теми, кого собирался убить. И вот пожалуйста, снова разводит турусы! Лучше ему с ней больше не говорить… Скрип ступенек заставил его взглянуть на часы.

— Ты опоздала на десять секунд, — сказал он громко, не оборачиваясь.

Вот, опять… К чему эти пустые разговоры? Он сделал глоток виски.

Быстрый переход
Мы в Instagram