Изменить размер шрифта - +
Потом внимательно посмотрел на меня.
     — Слушай, Гош, так ты ведь еще ничего не знаешь? Точно?
     Я очень не люблю, когда разговор начинается с таких предисловий. Это верный признак того, что сейчас будет озвучена какая-нибудь Очень Большая

Хрень. И она почему-то непременно должна касаться меня.
     — Я ничего не знаю, Комбат, — замотал я головой. И знать не хочу, мысленно добавил вдогонку.
     — Два дня назад Стерх сгинул. На сей раз уже не как бывший сталкер. А как темный сталкер, — уточнил Комбат. Особо нажав на слово «темный».
     Тут я решил немного помолчать.
     Бывают такие новости, которые нужно предварительно переварить. А потом выслушать еще раз пять подряд. А лучше — все десять. Для закрепления

усвоенного материала!
     — Что значит «сгинул»?
     — У темных это значит — развоплотился. Говорили, в последние дни он был очень плох.
     — Стерх? — на всякий случай уточнил я.
     — Очень, очень плох, — участливым тоном повторил Комбат. — Особенно последние дни.
     — А теперь? — упрямо гнул я.
     — Теперь ему хорошо. Наверное.
     Комбат возвел очи к потолку бара, а потом вдруг неожиданно врезал своей правой лапищей мне по плечу. Я даже охнуть не успел.
     — Стерха больше нет, Трубач! Ты свободен, понимаешь? Труби теперь сколько влезет.
     — А деньги?
     — Деньги твои, — подтвердил Гордей, который быстрее моего сориентировался в ситуации. Правда, он уже минуту как начал зачем-то внимательно

изучать окрестности собственной задницы. Как будто заприметил поблизости скорпиона.
     — Так что же получается? — прошептал я. — Долга на мне больше нет? Я свободен от своих обязательств?
     — Йес, сэр! — рявкнул морским пехотинцем уже основательно «подлеченный» Гордей. — Гуляй, рванина!
     Он неверным движением пошарил вокруг себя и требовательно воззрился на меня, все еще ошалевшего от невероятного известия.
     — Кстати, а где мой золотой микрофон? Мы желаем петь! Маэстр-р-ро — музыку!!
     
     Было всего пять часов пополудни — время для «Лейки» почти неурочное. Готовящийся начать вокальную карьеру Гордей под пристальным наблюдением

своего лечащего врача Комбата временно закончил принимать лекарство — исключительно для голоса! — которое ему периодически смешивал здешний знатный

фармацевт Любомир в большом медицинском шейкере. Я же распаковал кофр с клавишами и два баула, доверху набитых аппаратурой.
     Мой стол в углу сцены, справа от стойки, за время нашего отсутствия покрылся тонким слоем нежной пыли. Я размашисто начертал на ней пальцем

коронку, подписал внизу «ПАНК-РОК — КОРОЛИ!», полюбовался на дело рук своих, вспоминая молодость. И — уничтожил все влажной тряпкой.
     Взгромоздить на стол «Ямаху», раскрыть ноутбук и включить пульт — дело двух минут. Все было как раньше, но для меня все теперь казалось другим.

Сегодня я сам заказывал себе музыку.
Быстрый переход
Мы в Instagram