Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

— Разве… так может быть? — спросила Минерва.

— Моя мать умерла, когда я был совсем маленьким, — ответил граф. — Отец женился во второй раз, но мачеха невзлюбила меня, особенно когда поняла, что у нее самой детей не будет.

Словно до сих пор чувствуя боль, граф вздохнул и продолжал:

— Я скитался по родственникам, потому что родители вечно путешествовали, а когда они возвращались в Англию, я бывал с ними очень редко.

— Должно быть, ты был… очень несчастен, — тихо проговорила Минерва.

— Я был очень одинок, — ответил граф. — Мне нужен был человек, для которого я значил бы многое, который заботился бы обо мне и любил меня.

Минерва почти увидела его — маленького мальчика, ровесника Дэвида, очень несчастного и одинокого.

— Я люблю тебя! — горячо сказала она. — Но как я буду… заботиться о тебе… и охранять тебя?

— Это очень просто! — произнес граф. — Мы поженимся, причем так быстро, как только сможем!

Минерва посмотрела на него.

— Ты и-вправду… хочешь жениться… на мне?

— Я никогда и ничего так не хотел, — ответил граф. — И я женюсь! Ты не сможешь сбежать от меня, Минерва! Потерять тебя для меня равносильно тому, чтобы потерять руку или ногу!

— А если я… разочарую тебя?

— Быть такого не может!

— Почему?

— Потому что я видел, как ты любишь свою семью, Тони, Дэвида, Люси. Я хочу стать частью этой семьи, чтобы ты любила и меня.

Он говорил очень просто, и Минерва пылко произнесла:

— Я люблю тебя… люблю! Ты для меня — весь мир. Когда я бежала к тебе, то думала, что если ты умрешь… то я тоже умру!

— Моя драгоценная! Дорогая моя! — воскликнул граф. — Ты не умрешь, и мы будем счастливы вместе, так счастливы, что нам позавидует весь мир.

Минерва еще сильнее прижалась к нему.

— А если… если посол снова попытается… попытается… — испуганным голосом произнесла она.

— Он не попытается. Я устрою, чтобы его без скандала выслали из Англии и дали понять, что в этой стране он персона нон грата.

— А тот человек… в которого ты стрелял?

— Официально его обвинят в проникновении в дом с целью кражи. Он хотел убить меня, чтобы украсть что-нибудь ценное.

— Так он… не сможет… повредить тебе?

— Мои слуги уже позаботились об этом. И потом, он слишком слаб от потери крови и еще долго не сможет пользоваться правой рукой.

— Значит… ты спасен! — сказала Минерва, словно желая убедить саму себя.

— Спасен, и не только от убийств, но и от одиночества. Мне так нужна твоя любовь!

Он умолк, а потом тихо добавил:

— Я всегда был одинок, словно в тюрьме, откуда нет спасения, — можно сказать, в темнице, и только ты можешь освободить меня.

— Освободить… любовью? — прошептала Минерва.

— Да, ключ к этой темнице — любовь.

— Я люблю тебя… люблю, — тихо сказала Минерва. — Но если вдруг… когда ты узнаешь меня получше… я покажусь тебе очень скучной… я ведь ничего не знаю о том мире, который вы с Тони так любите. Всю свою жизнь я жила в провинции.

— Но ты путешествовала в своем воображении, и для меня ты всегда будешь богиней мудрости.

Он нежно поцеловал ее и добавил:

— Я очень хочу увезти тебя туда, где ты еще не была, и подарить тебе то, чего ты никогда не имела.

Быстрый переход
Мы в Instagram