Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

   Владимир побледнел. Тон конунга был обрекающим. Хуже всего, он сам понимал, что в Свионии вряд ли помогут. Но резкий отказ услышал слишком

быстро. И такой, что уже нет смысла разговаривать еще, торговаться, обещать деньги и земли, которые еще не являются его собственностью.
   Он поднялся:
   — Благодарю, конунг, за прием, за ласку.
   Тригвасон кивнул:
   — Не за что. Что будешь делать?
   — Буду пробираться на острова. На Буяне живут люди нашего языка. Они могучие воины и свирепые викинги. На Готланде — готовые к походам готы.

Еще буду говорить с вождями тех племен, через чьи земли пойду.
   Тригвасон покачал головой:
   — Дорога опасная. Ты один?
   — Нет. С надежным другом.
   — С кем?
   Владимир молча хлопнул по ножнам меча. Конунг улыбнулся.
   — Да, этот не предаст...
   Он продолжал смотреть на молодого воина изучающе. Таких встречал в своей полной опасностей жизни. Именно из этих вырастают вожди отрядов, что

захватывают целые страны, раздают города своим сотникам, а каждый простой воин у них получает земли с деревнями, становится знатным господином и

получает право первой брачной ночи! Как жаль, что оба его сына не такие. Свирепые

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход
Мы в Instagram