Loading...
Изменить размер шрифта - +
Как у тебя дела? Или тебя уже тошнит оттого, что все об этом спрашивают?

— Я, в общем-то, ничего, и вовсе мне не надоело. Знаешь, это даже здорово — быть в центре внимания. Понимаешь? Это не то же самое, что выступление на сцене. Тут все так реально, даже первобытно. И только я одна могу это сделать. Ты можешь просто посидеть здесь, побыть со мной?

— Все, что захочешь.

Мэвис похлопала по одеялу, и Ева присела на край кровати.

— Я хотела… Ой вот оно опять. Все сильнее и сильнее. Черт, черт, черт!

— Ты должна дышать, — напомнила Ева. — Где эта штука? Ну, на которой фокусироваться?

— Сейчас я фокусируюсь на тебе. Мне надоело смотреть на этот солнечный диск.

Мэвис запыхтела, вглядываясь в глаза Евы так пристально, словно хотела прочитать ее мысли. Вспомнив одно из упражнений, которые им показывали на занятиях, Ева положила руки на живот Мэвис и начала легонько его массировать. Он показался ей горкой бетона.

— Отступает потихоньку, да? Да, отступает, — сказала Ева, бросив взгляд на монитор. — Вот и хорошо. Выдохни.

Выдохнув, Мэвис выдавила из себя улыбку.

— А ты молодец, внимательно слушала лекции.

— Позволь тебе напомнить, что я коп. Мы все видим и слышим. А знаешь, ведь от этого есть лекарства.

— Да, я уже подумываю об этом. Просто я никогда раньше ничего подобного не делала и решила еще немного потерпеть. Вот сейчас я хотела немного побыть с тобой. Смотри.

Мэвис вытянула вперед руку, и на пальце у нее блеснуло кольцо Соммерсета.

— Да, я рада за тебя.

— Теперь мы с тобой парочка старых замужних дам. Кто бы мог подумать? Скоро я стану матерью. Больше всего на свете я хочу быть хорошей матерью.

— Мэвис, ты другой и быть не можешь.

— Не говори так. Есть столько способов все изгадить. Я была раньше такой никчемной дурой! Но ведь я исправилась, да?

— Да.

— Я хотела тебе что-то сказать, перед тем как все опять изменится. Потому что я знаю: это все изменит. Изменит к лучшему, но все-таки. Даллас, ты лучше всех, кого я знаю. Лучше всех на свете.

— Мэвис, ты уверена, что ты не под газом? Может ты уже принимаешь лекарства?

Мэвис рассмеялась сквозь слезы:

— Я серьезно. Я обожаю Леонардо, но ты лучше всех. Ты всегда делаешь то, что нужно и важно, чего бы тебе это ни стоило. Ты первый член моей семьи, и это ты вывела меня на дорогу. Меня бы здесь не было, и я бы сейчас не рожала, если бы не ты.

— Ну это ты хватила. Я думаю, вряд ли ты обошлась бы без помощи Леонардо.

Мэвис ухмыльнулась:

— Да, ему досталась самая приятная роль. Я люблю тебя. Мы тебя любим. — Она положила руку Евы к себе на живот. — Я хотела тебе это сказать.

— Мэвис, если бы я тебя не любила, я сейчас была бы за тысячу миль от этой палаты.

— Я знаю. — Теперь Мэвис лукаво захихикала. — Скажу тебе честно, это своего рода кайф. Но ты всегда делаешь то, что нужно. То, что имеет значение. Поэтому тебе никуда отсюда не деться. О, черт, черт, черт, опять подступает!

Два часа спустя Мэвис разрешено было тужиться.

— Всем членам команды, — объявила Рэнда, приподняв тент между колен Мэвис, — занять свои места.

— Почему мое место именно здесь? — спросила Ева, когда ее поставили в ногах кровати.

— Мэвис, я хочу, чтобы во время следующей схватки вы сделали глубокий вдох и задержали его на счет «десять». После этого начинайте тужиться. Даллас, дайте ей упор. Леонардо, когда она будет упираться, тяните в другую сторону.

Быстрый переход