Loading...
Изменить размер шрифта - +
Мы с моим помощником на двух извозчиках следовали сзади. Потом из великокняжеского экипажа вышли две дамы, мальчик и человек в зеленом камзоле. - Фандорин взглянул в мою сторону. - Пендерецкий, успевший нацепить фальшивую бороду, так что я его не сразу и узнал, пошел за ними. Карета с остальными бандитами тихонько ехала сзади. Тогда мы с помощником зашли с д-другой стороны, и я пошел навстречу гуляющим. Все высматривал, не появится ли Линд... Эраст Петрович сокрушенно вздохнул.
- Как я мог так п-просчитаться! В голову не пришло, что карет не одна, а две. Ну, конечно. Линд приготовил две кареты, потому что собирался похитить и девушку, и мальчика, а потом развезти их по раздельным тайникам. Потому-то Меченый и схватил только великую княжну. Для великого князя была предназначена вторая карета. Наверняка и Линд был там, что меня особенно бесит. Гувернантка невольно облегчила похитителям задачу, отнеся ребенка именно туда, где пряталась в з-засаде вторая группа похитителей. Их план удался только наполовину, но это мало что меняет. Линд все равно взял Россию за горло...
При этих словах его величество с видом крайнего беспокойства заозирался по сторонам, зачем-то оглядывая углы гостиной. Я сделал маленький шаг вперед, пытаясь угадать желание императора, но не хватило соображения.
- Скажите, дядя Джорджи, где у вас тут икона? спросил монарх.
Георгий Александрович недоуменно взглянул на племянника и пожал плечами.
- Ах, Ники, ради бога! - поморщился Кирилл Александрович. - Только без "помазанника Божия". Тебя, кстати, еще и не помазали. А если коронация будет сорвана, то и не помажут.
Его величество ответил на это с видом глубокой убежденности:
- Я не вижу, что тут может помочь кроме молитвы. Всё в руке Всевышнего. Если Он решил устроить мне, слабому и недостойному, такое испытание, значит, в этом есть некий великий смысл. Надо довериться Его воле, и Он даст избавление.
Я вспомнил, что видел в кабинете его высочества какой-то закопченый образок с потемневшей от старости лампадкой. Неслышно ступая, отлучился на минутку и понес государю икону - только предварительно протер салфеткой.
Пока император с искренним чувством и даже со слезами на глазах произносил слова молитвы, великие князья терпеливо ждали, только Симеон Александрович, позевывая, полировал бархоточкой и без того безупречные ногти.
- Мы можем продолжать, Ники? - бесстрастно спросил Кирилл Александрович, когда государь, в последний раз перекрестившись, вернул мне образ. - Итак, подведем скорбные итоги. Мика похищен жестоким и хитроумным преступником, который угрожает не только умертвить мальчика, но и сорвать всю коронацию. Что здесь можно сделать помимо упований на помощь Всевышнего?
Карнович, приподнявшись, прошелестел из своего угла:
- Найти его высочество и вызволить из плена.
- Прекрасно, - обернулся к нему Кирилл Александрович и язвительно кивнул. - Ищите, полковник. Господин Линд дал нам срок до полудня. В вашем распоряжении целых полтора часа.
Начальник дворцовой полиции снова опустился на стул.
Здесь впервые за все время заговорил Павел Георгиевич. С искаженным, еще не просохшим от слез лицом он сказал дрожащим голосом:
- А может быть, отдать? Ведь Мика - живой, а "Орлов" в конце концов - всего лишь камень...
Вечные противники Кирилл Александрович и Симеон Александрович воскликнули хором:
- Нет!
- Ни за что!
Государь с состраданием взглянул на кузена и мягко сказал:
- И потом, Полли, господин Фандорин весьма убедительно пояснил, что передача алмаза нашего Мику все равно не спасет...
Павел Георгиевич всхлипнул и некрасиво, рукавом, вытер щеку.
- Выйди, Полли, - строго проговорил отец. - Жди у себя в комнате. Мне стыдно за тебя.
Порывисто вскочив, Павел Георгиевич выбежал за дверь. Я и сам с трудом удерживал невозмутимое выражение лица, хотя "а меня, конечно, никто и не думал смотреть.
Быстрый переход