Изменить размер шрифта - +
До ближайшего переулка, ведущего на свою,

Алексеевскую улицу, не более ста шагов. Но мальчишки с Огородной, заклятые враги алексеевских, уже заметили Мишу и сбегались со всех сторон,

вопя и улюлюкая, в восторге от предстоящей расправы с алексеевским, да еще с москвичом.
     Миша быстро вскарабкался обратно на забор и закричал:
     - Что, взяли? Эх вы, пугалы огородные!
     Это была самая обидная для огородных кличка.
     В Мишу полетел град камней. Он скатился с забора во двор, на лбу его набухала шишка, а камни продолжали лететь, падая возле самого дома, из

которого вдруг вышла бабушка. Она близоруко сощурила глаза и, обернувшись к дому, кого-то позвала. Наверное, дядю Сеню...
     Миша прижался к забору:
     - Ребята, стой! Слушай, чего скажу!
     - Чего? - ответил кто-то за забором.
     - Чур, не бросаться! - Миша снова влез на забор, с опаской поглядел на ребячьи руки. - Что вы все на одного? Давайте по-честному - один на

один.
     - Давай! - закричал Петька Петух, здоровенный парень лет пятнадцати.
     Он сбросил с себя рваную кацавейку и воинственно засучил рукава рубашки.
     - Уговор, - предупредил Миша, - двое дерутся, третий не мешай.
     - Ладно, ладно, слезал!
     На крыльце рядом с бабушкой уже стоял дядя Сеня.
     Миша спрыгнул с забора.
     Петух тут же подступил к нему.
     - Это что? - Миша ткнул пальцем в железную пряжку Петькиного пояса.
     По правилам во время драки никаких металлических предметов на одежде быть не должно. Петух снял ремень. Его широкие, видно отцовские, брюки

чуть не упали. Он подхватил их рукой, кто-то подал ему веревку. Миша в это время расталкивал ребят: "Давай побольше места!.." - и вдруг,

отпихнув одного из мальчиков, бросился бежать.
     Мальчишки с гиком и свистом кинулись за ним, а сзади всех, чуть не плача от огорчения, бежал Петух, придерживая рукой падающие штаны.
     Миша несся во всю прыть. Босые его пятки сверкали на солнце. Он слышал позади себя топот, сопение и крики преследователей. Вот поворот.

Короткий переулок... И он влетел на свою улицу. Ему на выручку бежали алексеевские. Огородные, не принимая драки, вернулись к себе.
     - Ты откуда? - спросил рыжий Генка.
     Миша перевел дыхание, оглядел всех и небрежно произнес:
     - С Огородной. Дрался с Петухом по-честному, а как стала моя брать, они все на одного.
     - Ты - с Петухом? - недоверчиво спросил Генка.
     - А то кто?! Здоровый он парень, во какой фонарь мне подвесил! - Миша потрогал шишку на лбу.
     Все с уважением посмотрели на этот синий знак его доблести.
     - Я ему тоже всыпал... - продолжал Миша, - запомнит! И "рогатку отобрал. - Он вытащил из-за пазухи рогатку с длинными красными резинками. -

Получше твоей.
     Потом он спрятал рогатку, презрительно посмотрел на девочек, формочками лепивших из песка куличики, и насмешливо спросил:
     - А ты что делаешь? В пряталки играешь, в салочки? "Раз-два-три-четыре-пять, вышел зайчик погулять..."
     - Вот еще! - Генка тряхнул рыжими вихрами. - Давай в ножички.
     - На пять горячих со смазкой.
Быстрый переход
Мы в Instagram