Изменить размер шрифта - +
 – Как это называется у вас в кино?

– Снято, – подсказала Джин.

Он снова подтолкнул ее локтем:

– Скажем ему?

– Почему бы и нет, – откликнулась она.

Морис приподнялся повыше, опираясь на диванные подушки, закинул руки на спинку.

– В общем, прошлой ночью мы решили… мы с Джини решили пожениться. – Он опустил руку на плечо невесте. – Посмотри‑ка, он ушам своим не верит. Ну да, мы решили это прошлой ночью, сами понять не можем, как это мы раньше не додумались. Так будет лучше для нас обоих… надоело жить в одиночестве.

Ла Брава промолчал: ему не хотелось произносить дежурные поздравления.

Бывшая звезда экрана, которой давно стукнуло пятьдесят, казалась моложе, намного моложе, сидя рядом с отставным букмекером, с этим жилистым старикашкой, который так и не заметил, что состарился.

– Я позабочусь о ней, – пообещал Морис.

– Я разрешаю ему позаботиться обо мне, – пообещала Джин. И добавила:– Это не кино, Джо. – И еще, все так же глядя на него своими глазищами: – Мори хочет, чтобы ты был у него шафером.

Он не хотел произносить лживые слова или скрывать свои чувства.

Наконец он выдавил из себя:

– Поздравляю!

И улыбнулся им обоим усталой, но вполне любезной улыбкой. В самом деле, почему бы и нет? 

Быстрый переход
Мы в Instagram