Loading...
Изменить размер шрифта - +
Если порой они скрещиваются и пересекаются, то переплестись не могут.Глубоко, в каждой извилине, в каждом оттенке характера неминуемо сказываетсяизначальное различие, заключающееся в том, что одна родилась в короне, как иныедети рождаются с густыми волосами, тогда как другая с трудом добилась,хитростью достигла своего положения; одна с первой же минуты – законнаякоролева, вторая – королева под вопросом. У каждой из этих женщин в силуособенностей ее судьбы развились свои, только ей присущие качества. У МарииСтюарт незаслуженная легкость, с какою – увы, слишком рано! – ей вседоставалось, порождает необычайную беспечность, самоуверенность и, как высшийдар, ту дерзновенную отвагу, которая и возвеличила ее и погубила. Всякая властьот бога и лишь богу ответ дает. Ее дело – повелевать, а других – повиноваться,и если бы даже весь мир усомнился в ее царственном призвании, она чувствует егов себе, в жарком кипении своей крови. Легко и не рассуждая одушевляется она;бездумно, сгоряча, словно хватаясь за рукоять шпаги, принимает решения;отчаянная наездница, одним рывком повода, с маху берущая любой барьер, любуюизгородь, она и в политике надеется единственно на крыльях мужества перемахнутьчерез любое препятствие, любую преграду. Если для Елизаветы искусство правления– это партия в шахматы, головоломная задач

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход