Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Экзаменатор рассыпал на столе сотню рисовых зерен, окрашенных в пять различных цветов, и дал Чазу ахроматические очки.

Сквозь эти очки все зерна выглядели одинаково серыми – как, впрочем, и стол, кабинет и сам экзаменатор, мистер Алекс Вака. Вака на несколько секунд прикрыл зерна листом картона и перемешал. Затем убрал картонку и предложил Чазу отобрать все зерна какого‑нибудь одного цвета.

Чаз выстроил отобранные зерна в одну линию. Но когда снял очки, то обнаружил, что верно отобраны лишь семнадцать из двадцати зерен, которые он счел красными. Из последних трех первые два зерна оказались синего, а последнее – желтого цвета. Безусловно, этот результат свидетельствовал о наличии у него паранормальных способностей, но не являлся бесспорным доказательством.

– Вот дьявол! – не удержался Чаз. Он, как никогда, был близок к срыву. – Я просто чувствовал, как что‑то мешает мне при отборе последних трех зерен.

Вака кивнул.

– Охотно верю. Не сомневаюсь, что именно так все и было, – сказал он, смахивая цветные зерна в коробку. Это был пухлый, круглолицый коротышка, одетый в темно‑коричневый комбинезон; на его низкий лоб спадала длинная, нелепая челка. – Все потенциальные претенденты нисколько не сомневаются в своих способностях. Но нам требуется наглядная демонстрация этих способностей, а не их декларация. А как раз это вам и не удалось.

– Мистер Вака, а как вы относитесь к катализатору? – прямо спросил Чаз. Вака пожал плечами.

– Насколько мне известно, это просто шарлатанство. От катализатора не больше проку, чем от заклинаний или талисмана на счастье. Он может служить психологической поддержкой, но никак не стимулятором паранормальных способностей. – Вака окинул Чаза проницательным взглядом. – А почему вы считаете, что вам это поможет?

– Есть одна теория, – помедлив, ответил Чаз. – Вы слышали о концепции родового разума?

– Вы имеете в виду некую идею о единстве – неосознанном или подсознательном – человеческого рода? – Вака нахмурился. – Но ведь это нечто культовое?

– Может быть, – ответил Чаз. – Но скажите, вам приходилось выращивать кристалл в питательном растворе?

Вака отрицательно покачал головой.

– Начинать нужно с монокристалла, – принялся объяснять Чаз. – Он растет за счет заимствования молекул из насыщенного раствора, в который погружен. Разумеется, необходимо поддерживать насыщенность раствора, в результате кристалл увеличивается в несколько раз.

– И что? – недоуменно спросил Вака.

– Предположим, что существует так называемое неосознанное единство – или, как я считаю, неосознанная коллективная взаимоотдача, – продолжал Чаз. – Теперь допустим, у меня есть катализатор, и я способен убедить себя в том, что он действует по отношению к моим паранормальным способностям, как монокристалл. Они начинают концентрироваться вокруг него, и происходит заимствование необходимых элементов из питательной среды коллективного разума. Вы не находите, что такое возможно?

Вака покачал головой.

– Вы должны поверить в то, что способны проявить ваш дар, – ответил он. – Если катализатор, талисман или что‑то еще поможет вам поверить в собственные силы, то это только усилит ваши способности. Вот только... – Он посмотрел на Чаза. – Насколько мне известно, катализатор можно найти лишь снаружи, а потому он заведомо нестерилен. А это означает, что его использование противозаконно.

Чаз пожал плечами. Из осторожности он ничего не ответил. На самом деле никакого катализатора у него пока не было; он даже не имел понятия, где его раздобыть. Но ему хотелось проверить реакцию Ваки на идею использования чего‑то недозволенного, за что Чаза могли бы изгнать из стерильных районов.

Быстрый переход
Мы в Instagram