Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
..» – писал апостол Павел коринфянам[6]. А в 1949 году Альберт Швейцер записал в своем дневнике: «На исходе третьего дня пути, на самом закате, когда мы пробирались сквозь стадо гиппопотамов, в голове моей неожиданно мелькнула фраза: “Преклонение перед Жизнью”... И мне вдруг открылся путь к идее о том, что жизнь и этика существуют бок о бок; теперь я знал, что единство идеалов цивилизации и нравственное принятие мира и жизни, содержащееся в этой концепции, имеют под собой основание...»

Тут до них донесся еще один отдаленный взрыв, и башню снова слегка встряхнуло. Нахмурившись, Джай посмотрел на Чаза.

– Не понимаю, – сказал он. – Ты что, проповедуешь всеобщую универсальную мораль? Похоже, ты и впрямь сошел с ума. Единой морали не существует.

– Нет, она существовала всегда, – возразил Чаз. – Универсальные нравственные нормы были присущи человечеству с самого начала – верили мы в них или нет. Некоторые рефлексы так же сильны и устойчивы, как и физиологические законы. Как ты думаешь, почему Богомол и Улитка откликнулись на мой зов? Да потому что они придерживаются законов этики в гораздо большей степени, чем мы; и законов этих у них гораздо больше. Но если мы хотим выжить, то должны подчиняться хотя бы тем законам, которые в состоянии постичь. А если мы будем и дальше плевать на них, то попросту вымрем. Самый простейший закон гласит – нельзя разорять собственное гнездо. Мы забыли о нем, и появилась гниль.

Прозвучал третий взрыв.

– Мы могли бы избавиться от гнили, покинув Землю, – сказал Джай.

– Ничего подобного. Мы неизбежно наделаем новых ошибок и изобретем новые способы самоуничтожения, – возразил Чаз. – Земля – это нечто значительно большее, чем просто поверхность, по которой можно ходить. Когда‑то давно, когда человек не знал ни жилища, ни огня, ни даже членораздельной речи, Земля давала ему пищу и кров. И самая древняя часть нашего сознания еще помнит об этом. Именно она заставляет человека рваться наружу из закупоренных жилищ, потому что только в этом истинный источник спасения.

– Не могу в это поверить, – еле слышно пробормотал Джай. – Мы создали Массу Причера... Мы нацелили ее на поиск новых миров...

– Вы создали? – воскликнул Чаз. – Ты и тебе подобные лишь координировали ее создание. Массу творили все живущие на Земле люди, повинуясь инстинктивной потребности создать оружие, способное уничтожить гниль, спасти Землю и их самих. Когда мы встретились с Богомолом и Улиткой, ты был рядом и слышал слова Богомола. Кроме того, ты видел, как я добрался до них. Масса Причера находится не за орбитой Плутона, а здесь, на Земле.

Джай недоверчиво уставился на него.

– Но этого не может быть.

– Почему же? Ты должен помнить, что сказал Богомол: Масса Причера здесь, на Земле. Что для нее координаты и расстояния? Она находится на Земле и всегда принадлежала ей и создавшим ее людям.

– Что за бред ты несешь о людях, создавших Массу на Земле? Паранормальный дар встречается всего у одного из трехсот тысяч – и то не всегда.

– Он есть у всех, – возразил Чаз. – У каждого человека, у каждого животного и растения. Еще пятьдесят лет назад было доказано, что растения особым образом реагируют перед тем, как их собираются срезать или сжечь. Как ты думаешь, почему гниль не коснулась ни животных, ни растений?

– Еще немного, – презрительно произнес Джай, – и ты станешь утверждать, что гниль появилась в результате неосознанного стремления всей флоры и фауны отомстить истреблявшему их виду.

– Вполне возможно, – сказал Чаз. – Однако сейчас речь не об этом.

Быстрый переход
Мы в Instagram