Изменить размер шрифта - +
  Я  отвезу  товарищей в  Лиелупе.  Подумаем,  как  нам  это
организовать.
     Однако он не только отвез нас,  но и  с  оружием в  руках прикрывал наш
отъезд...  Конечно,  долго сопротивляться Железнов и  Штамм не могли,  но на
какое-то время задержали эсэсовцев.  В конце концов эсэсовские пули настигли
обоих; раненые, они принялись отходить в глубину парка... Сами бы они оттуда
не выбрались, но их нашли партизаны и, отступая, унесли с собой.
     Тем временем самолет, пилотируемый Лунякиным, избежав обстрела зенитных
орудий и встреч с вражескими истребителями, приземлился в расположении нашей
армии.
     Лунякин совершил посадку и  пошел  доложиться своему командиру.  Мы  со
штурманом  вывели  из  самолета  голодных  и  перепуганных детей  и  вызвали
санитарные машины.
     Медики опередили особистов:  детей погрузили в машины -  только мы их и
видели.  Потом  из  штаба  армии пришел "виллис",  мы  со  штурманом завезли
Янковскую в  Особый  отдел,  я  сдал  свой  пакет,  доложился о  прибытии  и
отпросился спать.
     Меня вызвали в  Особый отдел на  следующий день и  в  течение трех дней
допрашивали в  качестве свидетеля по делу Янковской,  а еще через день я был
вызван на  заседание военного трибунала.  Я  не буду подробно описывать этот
суд,  здесь не место для газетного отчета, скажу только, что суд шел по всем
правилам и даже без обычной спешки, свойственной судам в военной обстановке.
     Янковская признала себя виновной в шпионаже.
     - Да,  это моя профессия,  -  заявила она.  - Да, моя деятельность была
направлена против Советского Союза.
     В качестве свидетелей были вызваны Лунякин и я.
     Председатель суда предложил мне рассказать все, что я знаю о Янковской.
В  моем  рассказе было  много неясностей.  Скорее я  возбудил в  членах суда
любопытство,  чем  удовлетворил его.  Гораздо  больше  своими  показаниями я
поразил Янковскую.  Вероятно,  она не ожидала,  что я  скажу всю правду,  не
скрывая собственных оплошностей и просчетов.
     - Может  быть,  вы  все-таки  сообщите  нам  все  обстоятельства своего
знакомства с Макаровым?  -  обратился к ней председатель.  - Это послужит на
пользу делу и даже вам.
     Янковская наклонила голову.
     - Хорошо, - сказала она. - Хотя вряд ли мне от этого будет польза.
     И она стала рассказывать.
     Нет  нужды полностью пересказывать показания Янковской,  но  для  того,
чтобы многое наконец стало понятным,  придется вкратце вернуться к  событиям
того памятного вечера, когда мы с нею познакомились.
     Да, собственно говоря, она с них и начала.
     Она   коротко  и   в   общем   правильно  охарактеризовала  обстановку,
сложившуюся тогда в Риге,  и очень просто объяснила загадочные явления,  так
поразившие меня, когда я впервые увидел эту женщину.
     Буржуазная Рига всегда была сборищем шпионов; по своему географическому
и  политическому положению она  занимала на  западе такое  же  место,  какое
Шанхай,  например,  или Харбин занимали на востоке, Янковская была связана с
тремя разведками:  в  капиталистическом мире  один шпион нередко работает на
две  и  даже  на  три  разведки  одновременно,  их  называют  "двойниками" и
"тройниками".
Быстрый переход