Изменить размер шрифта - +
Надеюсь, они не побрезгуют сородичем.

    – Как мне хочется прогуляться по вашей славной стране со стальной щеткой,– проворчал Данил.– Рудж, не сочти за труд, обыщи его. А я помогу этому парню.

    Один из людей Гривуша безуспешно пытался выдернуть застрявшую в плече стрелу.

    У Данила эта операция заняла чуть больше минуты. И еще пара минут потребовалась, чтобы промыть рану вином и перевязать. Чувствовался большой опыт.

    – Ты прямо лекарь,– одобрительно проговорил Гривуш.

    Один из его людей погиб, двое были легко ранены. Дешево отделались, одним словом. И купец знал, кого за это благодарить.

    Рудж при свете факела разглядывал бумагу, извлеченную из-за пазухи убитого монаха.

    – Гривуш,– позвал он.– Ознакомься.

    – «Податель сего взымает средства для нужд Наисвятейшего»,– прочел вслух купец.– Погляди, у него еще должен быть перстень…

    – Точно!

    Кормчий стянул с указательного пальца убитого золотой перстень. На печатке его были выгравированы пятиконечный крест, чаша и корона.

    – Взыматель Наисвятейшего,– Гривуш покачал головой.

    – Что с этим делать?

    – Я бы его выкинул. Но… В определенных обстоятельствах такая вещь может оказаться полезной.

    – То есть, если я суну его в нос какому-нибудь монаху, тот слижет пыль с моих сапог? – спросил Рудж.

    – Что-то вроде этого. Если не распознает в тебе самозванца.

    – Дай-ка его сюда,– Данил отобрал перстень и надел на палец.– Что еще нашел?

    – Вот,– Рудж встряхнул кошель.– Для Наисвятейшего маловато, а нам хватит.

    Возницы, попрятавшиеся под телеги в начале схватки, вылезли, соскребли с себя грязь и вместе с охранниками, раздев убитых, оттащили подальше в лес. Так же поступили и с монахом. В голом виде Отец– Взыматель ничем не отличался от простого земледельца. Разве что поупитанней.

    – Ты спас мою старую шкуру, благородный Данил,– сказал купец.– Все мое – твое.

    Всего лишь формула благодарности, но светлорожденный почувствовал себя польщенным.

    – Я думаю, нам не стоит въезжать в город,– сказал он.– Раз мы в розыске.

    – Оставь! Содержимое моих телег волнует стражу куда больше, чем пара фальшивых охранников. А уж пара настоящих золотых монет совершит настоящее чудо. Вот увидишь!

    Так и вышло.

    V

    Данил распахнул окно… и тут же закрыл его. Окно выходило на перекресток. В центр перекрестка был вкопан столб с перекладиной. А на перекладине – подвешенный за ноги труп. И вонял он, как положено трупу. Под столбом маялся стражник. От нечего делать он гонял копьем голодных ургов. Падальщики возмущенно орали, распахивая зубастые пасти. Звуки под стать запаху.

    Если не считать вида из окна, дом у купца Гривуша оказался вполне приличным. Даже по имперским меркам. Вчера, когда перед северянами распахнулась окованная железом дверь, Данил получил возможность убедиться: тайский шелк действительно можно купить на хуридское золото. Именно этим расписным шелком были задрапированы стены гостиной. После серых и черных красок Хуриды – настоящий праздник для глаз. Однако светлорожденный не мог не оценить и оборонительных достоинств дома. Двери вели в узкую прихожую, каковая заканчивалась крутой лестницей. Лестницу в случае нападения могли бы удерживать два-три человека.

Быстрый переход
Мы в Instagram