Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

    — А, значит, он здесь, — вздохнул я. Я не видел его, но, приглядевшись, заметил какое-то пятно в воздухе над собой, которое

постепенно расползалось, становясь все прозрачнее, и в конце концов совершенно рассеялось. — Прими же мужской облик, как было сегодня

утром! — потребовал я. — Поговори со мной еще раз, ничтожный призрак, маленький трус!
    Все серебро в комнате задребезжало. Москитная сетка всколыхнулась крупными волнами. Я расхохотался.
    — Глупый дьяволенок, — сказал я, поднимаясь с пола и отряхивая одежду. Это существо ударило меня снова, но я схватился за спинку

кресла и устоял. — Подлый дьяволенок, — сказал я, — и к тому же трус.
    Шарлотта наблюдала за происходящим в полном изумлении. Не могу сказать, что выражало ее лицо — то ли подозрительность, то ли

страх. Потом она что-то едва слышно прошептала, и я увидел, как всколыхнулась прозрачная занавеска на окне, — похоже, существо

вылетело из комнаты. Мы остались вдвоем.
    Шарлотта отвернулась от меня, но я успел заметить, что щеки ее горят, а глаза полны слез. Какой хрупкой и ранимой казалась она в

ту минуту. Я возненавидел себя за вожделение к ней.
    — Надеюсь, ты не винишь меня в том, что я пытался отомстить? — вежливо поинтересовался я. — Ведь ты удерживаешь меня здесь против

моей воли.
    — Не вздумай опять бросать ему вызов, — со страхом произнесла Шарлотта дрожащими губами. — Я не хочу, чтобы он причинил тебе

боль.
    — А разве всесильная ведьма не может обуздать его? Она припала к кроватному столбику, опустила голову и выглядела совершенно

потерянной. И такой очаровательной! Такой обольстительной! Даже не будь она ведьмой, колдовских чар у нее и без того хватало.
    — Ты хочешь меня, — тихо сказала она, — так возьми. И то, что я сейчас скажу, возбудит тебя гораздо сильнее, чем любое зелье,

каким я могу тебя напоить.
    Она подняла голову, и я увидел, что губы ее трясутся, словно она вот-вот расплачется.
    — Ты о чем? — спросил я.
    — О том, что я тебя тоже хочу. Я считаю тебя красивым. И когда лежу подле Антуана, мое тело тоскует по тебе.
    — Это твое несчастье, дочь, — холодно произнес я, однако безразличие мое было, конечно же, наигранным.
    — Разве?
    — Остынь. Помни, что мужчине совсем не обязательно считать женщину красивой, чтобы овладеть ею. Будь по-мужски хладнокровной. Это

тебе больше подходит, коль скоро ты насильно удерживаешь меня здесь.
    Она помолчала несколько секунд, а затем подошла и снова начала свое обольщение, начав с нежных дочерних поцелуев и постепенно

переходя к все более смелым и жарким ласкам. И опять я превратился в того же глупца, что и раньше.
    Только на этот раз охвативший душу гнев не позволил мне окончательно пасть, и я отстранил Шарлотту.
    — А как это понравится твоему призраку? — спросил я, вглядываясь в пустоту вокруг. — Как он отнесется к тому, что ты позволяешь

мне делать такие вещи, которые, по его мнению, позволительны только ему?
    — Не играй с ним! — со страхом взмолилась она.
    — Значит, несмотря на все свои ласки, поцелуи и прикосновения, он не может сделать тебе ребенка? Он не тот злой дух из

демонологии, который способен красть семя у спящих мужчин.
Быстрый переход
Мы в Instagram