Изменить размер шрифта - +

— Нет.

— Но вы пошли на заморозку, значит, думали, что будущее предложит вам что-то особенное.

— Вовсе нет. Я все равно умирал, поэтому решил рискнуть.

Куратор внимательно посмотрел на него.

— Если бы вам было во что верить, смерть не казалась бы такой ужасной.

Корбелл не ответил.

 

 

Его подвергли короткому тесту на ассоциации. Во время прохождения теста Корбелл заподозрил, что пик увлечения замораживанием в жидком азоте пришелся на 1970 год — год его смерти. У бывшего «отморозка» взяли анализ крови, потом заставили заниматься физкультурой до изнеможения и снова взяли кровь. Затем он прошел проверку болевого порога прямой стимуляцией нервов. Еще один анализ крови, после него — проверка сообразительности в виде китайской головоломки. И вот наконец Пирс сообщил Корбеллу, что проверка завершена.

— Состояние вашего здоровья нам и так известно.

— Зачем тогда брать у меня кровь? Куратор посмотрел на него и спросил:

— А вы сами как думаете?

И Корбелл понял, что от ответа зависит его жизнь. Возможно, такое впечатление создавали сведенные на лбу брови куратора, холодный взгляд его голубых глаз и равнодушная улыбка. Пирс следил за Корбеллом во время испытаний, словно от его поведения зависело какое-то важное решение. Поэтому, прежде чем ответить, он еще раз все взвесил.

— Вам надо было знать, сколько я могу выдержать, прежде чем сдамся. Вы измерили содержание в моей крови адреналина и токсинов усталости, чтобы понять, насколько мне было больно и тяжело.

— Правильно, — заметил куратор. Корбелл снова выжил. Во время болевого теста он мог сдаться гораздо раньше, но Пирс невзначай упомянул, что он четвертый по счету бывший «отморозок», чью личность записали в это тело.

 

 

Корбелл хорошо помнил, как засыпал тогда, двести двадцать лет назад. Вокруг него, как на похоронах, собрались друзья и близкие. Он сам выбрал контейнер, заплатил за место в хранилище и написал завещание, но умирающим себя не чувствовал. Ему сделали укол, и вечная боль отступила, а взамен пришла сонливость. Он засыпал, думая о будущем, о том, что ждет его, когда он проснется. Глобальное государство? Межпланетные перелеты? Чистый ядерный синтез? Странная одежда или ее отсутствие? Раскрашенные тела? Новые принципы архитектуры? Летающие дома? А может, бедность, перенаселение, истощение природных ресурсов, безработица? Однако Корбелл не волновался об этом — такой мир просто не сможет позволить себе разбудить его. Нет, его встретит богатый мир, вполне способный воскресить его из мертвых. Однако этого мира он, похоже, не увидит.

Тестирование кончилось, и за Корбеллом пришел охранник. Крепко схватив его за предплечье мясистой рукой, чтобы «отморозок» не смог улизнуть, он повел его по узкой лестнице на крышу.

Полуденное солнце ярко сверкало в синем небе, которое у горизонта казалось коричневатым. Часть площади крыши занимали растущие плотными рядами зеленые растения, остальное пространство укрывали стеклянно блестящие листы. Корбелл увидел город с мостика, соединяющего две крыши. Улицы внизу заполняли близко стоящие дома куби-стического дизайна, а сам он стоял высоко-высоко, на тонком бетонном мостике без перил. Джером Корбелл замер и перестал дышать. Охранник не сказал ни слова, только слегка потянул его за руку и стал смотреть, что тот будет делать. Бывший «отморозок» взял себя в руки и пошел дальше.

 

Комната, в которую его привели, представляла собой проход между двумя стенами многоярусных коек. Свет искусственный, прохладный. Но на улице полдень! Неужели ему придется спать? Впрочем, к таким условиям Корбелл приспосабливаться умел.

В комнате оказалось примерно тысяча коек, большинство — заняты. Несколько людей без интереса посмотрело на то, как охранник подвел Джерома к его койке — нижней из шести.

Быстрый переход
Мы в Instagram