Изменить размер шрифта - +

– Японии следовало понести большие жертвы, но все же вырвать у истории что-нибудь по-настоящему дельное. Ведь на протяжении долгих веков она только и делала, что страдала. Какая же разница? Так не лучше ли пойти на самоуничтожение, применить тактику выжженной земли? Не лучше ли, чтобы государство, именуемое Японией, вовсе перестало существовать? Погибло бы одно государство, зато родился бы новый Человек, проникнутый сознанием космической солидарности. В истории есть такое положение: "Превратить империалистическую войну в гражданскую". Когда вы меня обнаружили, в Японии как раз вспыхнуло восстание рабочих.

– Доктор… – тихо вмешался инспектор Вовазан, – насколько нам известно, вы несколько раз побывали в Японии той эпохи, чтобы изучить ее историю.

– Ну и что? – воскликнул сумасшедший.

– Разве вам не известно, что пункт первый правил водительства машины времени запрещает ездить в одну и ту же эпоху несколько раз подряд? В результате длительного пребывания в иновременных условиях наступают нежелательные мозговые изменения. Возможна потеря памяти и даже психическое заболевание.

– Вы хотите сказать, что изучение японской истории сказалось на моей психике? – спросил сумасшедший, осклабившись.

– Нет, я хочу сказать, что вы рассуждаете, пожалуй, как некоторые японцы той эпохи.

– При чем тут та эпоха? Мой метод годится для любой эпохи и любой страны, – раздраженно возразил доктор. – Почему бы не изменить ход истории, если это осуществимо? Не создать несколько параллельных и независимых друг от друга ходов истории? Это принесет только пользу! Если человечество в состоянии испробовать безграничное число исторических вариантов, зачем ему ограничиваться одним-единственным? Право всегда дается возможностью. Мы вправе выбрать лучший вариант исторического события. – Сумасшедший воздел руки к небу. – Я освободил человечество от неизбежности истории!

– Вы ошибаетесь, – спокойно возразил начальник департамента. – Ваша мания сама есть продукт исторической обусловленности.

– Мания?! – с издевкой переспросил сумасшедший. – Да где вам это понять!

– Наша эра давно отказалась от такого подхода к истории, – спокойно возразил начальник департамента, барабаня пальцами по столу. – Человечеству он не нужен, ибо, только живя в истории, которая едина и неизменяема, человек остается человеком. Человек отказывается от многих исторических перспектив в интересах самосохранения. – Начальник департамента усмехнулся. – Даже таких рационалистических, как, например, поедание друг друга… Человек отказался от хирургической операции, дающей ему вечную жизнь. Отказался от пересадки человеческого мозга в машину…

– Вы консерваторы! Вы и есть преступники против истории! – закричал сумасшедший в гневе. – Вы лишили человечество его безграничных возможностей!

– Для того чтобы сохранить вид, именуемый человеком, – отвечал начальник департамента. – История это монолитный процесс, она не нуждается в различных вариантах. Только при сохранении ее монолитности каждая данная эпоха будет иметь свою, соответствующую ей культуру. В условиях многообразия исторических течений человек перестанет понимать самого себя. – Начальник обернулся и взглянул на хроноскоп. – Нравственность нашей эры заключается в том, чтобы сохранить существующий порядок вещей. Она сильно напоминает мораль, бытовавшую несколько десятков веков назад… Очевидно, возврат к старинной нравственности происходит в силу исторической необходимости…

– Идемте, – сказал инспектор Вовазан, беря доктора за локоть.

Быстрый переход
Мы в Instagram