Loading...
Изменить размер шрифта - +
Они считают туристов высшим и наиболее желанным типом
человеческих существ. Кроме того...
     - Транай, - повторил Гудмэн. До какого ближайшего пункта вы можете меня доставить?
     Клерк нехотя вытащил стопку билетов.
     - Вы можете долететь на "Королеве созвездий" до планеты Легис-II, затем пересесть на "Галактическую красавицу", которая доставит вас на
Оуме. Там придется сделать пересадку на местный корабль, который останавливается на Мачанге, Инчанге, Панканге, Лекунге и Ойстере и высадит вас
на Тунг-Брадаре IV, если не потерпит аварию в пути. Затем на нон-скеде вы пересечете Галактический вихрь (если удастся) и прибудете на
Алумсридгию, откуда почтовая ракета летает до Белисморанти. Я слышал, что почтовая ракета все еще там курсирует. Таким образом, вы проделаете
полпути, а дальше доберетесь сами.
     - Отлично, - сказал Гудмэн. - Вы сможете приготовить необходимые бумаги к вечеру?
     Агент кивнул.
     - Мистер Гудмэн, - спросил он в отчаянии, - все-таки, что это за место - Транай?
     На лице Гудмэна появилась блаженная улыбка.
     - Утопия, - сказал он.
     Марвин Гудмэн прожил большую часть жизни в небольшом городе Сикирке (штат Нью-Джерси), которым в течение почти пятидесяти лет управляли
сменяющие друг друга политические боссы. Большинство граждан Сикирка равнодушно относилось к коррупции среди всех слоев государственных
служащих, игорным домам, баталиям уличных шаек, пьянству среди молодежи. Они апатично наблюдали, как разрушаются их дороги, лопаются старые
водопроводные трубы, выходят из строя электростанции и разваливаются их обветшалые жилые здания, в то время как боссы строят новые большие дома,
новые большие плавательные бассейны и утепленные конюшни. Люди к этому привыкли. Но только не Гудмэн.
     Прирожденный борец за справедливость, он писал разоблачительные статьи, которые нигде не печатались, посылал в Конгресс письма, которые
никем не читались, поддерживал честных кандидатов, которые никогда не избирались. Он основал "Лигу городского благоустройства", организацию
"Граждане против гангстеризма", "Союз граждан за честные полицейские силы", "Ассоциацию борьбы с азартными играми", "Комитет равных возможностей
для женщин" и дюжину других организаций.
     Его усилия были безрезультатны. Апатичные горожане не интересовались этими вопросами. Политиканы открыто над ним смеялись, а Гудмэн не
терпел насмешек над собой. В дополнение ко всем бедам его невеста ушла к горластому молодому человеку, который носил яркий спортивный пиджак и
единственное достоинство которого заключалось в том, что он владел контрольным пакетом акций Сикиркской строительной корпорации.
     Это был тяжелый удар. По-видимому, девушку Марвина не беспокоил тот факт, что Сикиркская строительная корпорация подмешивала непомерное
количество песка в бетон и выпускала стальные балки на несколько дюймов уже стандарта. Невеста сказала как-то Гудмэну: "Боже мой, Марвин, ну и
что такого? Так все делают. Нужно быть реалистом".
     Гудмэн не собирался быть реалистом. Он сразу же ретировался в "Лунный бар" Эдди, где за рюмкой начал взвешивать привлекательные стороны
травяного шалаша в зеленом аду Венеры.
     В бар вошел старик с ястребиным лицом, державшийся очень прямо. По его тяжелой поступи человека, отвыкшего от земного притяжения, по
бледному лицу, радиационным ожогам и пронзительным серым глазам Гудмэн определил, что это космический пилот.
Быстрый переход