Loading...
Изменить размер шрифта - +

     Потом вдруг у Дэна Стэка с его упорной, но тщетной борьбой за изменения наступил момент просветления.
     - Очень сожалею, - сказал он Кромптону. - Ничего не могу поделать. Нужен еще и тот, другой.
     - Кто другой?
     - Я пытался, - простонал Стэк. - Я пытался измениться.
     Но слишком много было во мне всякого... то горячего... то холодного. Думал, смогу сам вылечиться. И пошел на Расщепление.
     - На что?!
     - Вы что, не слышите? - спросил Стэк. - Я... я тоже шизоид. Скрытый. Это проявилось здесь, на Венере. Когда я вернулся в Порт Нью-Харлем, я

обзавелся еще одним Телом Дюрьера и разделился... Я думал, станет легче, если я буду проще. Но ошибся!
     - Так есть еще один наш компонент? - воскликнул Кромптон. - Конечно, без него мы не можем реинтегрировать.
     Кто он, где?
     - Я пытался, - стонал Стэк. - Ох, я же пытался! Мы с ним были как братья, он и я. Я думал, я смогу научиться у него, он был такой тихий,

терпеливый и спокойный. Я учился! Но тут он начал сдавать...
     - Кто это был? - спросил Кромптон.
     - Как я старался ему помочь, вытряхнуть из него эту блажь. Но он быстро терял силы, ему совсем не хотелось жить. Я утратил последнюю

надежду, и от этого немного взбесился, и встряхнул его, и потом разгромил салун Мориарти. Но я не убивал Бартона Финча. Он просто не хотел жить!
     - Так наш последний компонент Финч?
     - Да! Вы должны пойти к Финчу, пока он еще не отдал концы, и должны затащить его в себя. Он лежит в маленькой задней комнатке лавки.

Поторопитесь...
     И Стэк снова окунулся в свои грезы о кровавых убийствах, а Лумис забормотал о голубых Пещерах Ксанаду.
     Кромптон поднял тело Кромптона с кровати и дотащил его до двери. Он видел лавку Стэка в конце улицы. "Доберись до лавки", - приказал он

себе и, спотыкаясь, поплелся вдоль улицы.
     Дорога растянулась на миллион миль. Тысячу лет полз он вверх по горам, потам вдоль рек, через пустыни, болота, пещеры которые опускались до

самого центра Земли, а затем опять подымался и переплывал бесчисленные океаны, добираясь до самых дальних берегов. А в конце этого долгого

путешествия он пришел в лавку Стэка.
     В задней комнате на кушетке, закрытый до самого подбородка простыней, лежал Финч - последняя надежда на Реинтеграцию. Поглядев на него,

Кромптон осознал всю бесполезность своих исканий.
     Финч лежал совсем тихо, с открытыми глазами, уставившись в пустоту отсутствующим, неуловимым взглядом. У него было широкое, белое,

абсолютно ничего не выражающее лицо идиота. В плоских, как у Будды, чертах его лица застыло нечеловеческое спокойствие, безразличие ко всему

живущему - он ничего не ждет, ничего не хочет. Тонкая струйка слюны стекала из уголка губ, пульс был редким. В этом самом странном их компоненте

нашел максимальное выражение темперамент Земли - Флегма, которая делает людей пассивными и безразличными ко всему.
     Кромптон с трудом справился с подступающим безумием и подполз к кровати Финча. Он вперил взгляд в глаза идиота, пытаясь заставить Финча

посмотреть на него, узнать его, соединиться с ним.
     В это мгновение Стэк пробудился от своих снов о мщении, и одновременно пробудилось его отчаянное рвение реформатора. Вместе с Кромптоном он

стал убеждать идиота посмотреть и увидеть.
Быстрый переход