Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

     - "Особый транайский", Сэм, - бросил бармену старый астронавт.
     - Сию минуту, капитан Сэвидж, - ответил бармен.
     - "Транайский"? - невольно вырвалось у Гудмэна.
     - "Транайский", - сказал капитан. - Видно, никогда не слыхал о такой планете, сынок?
     - Нет, сэр, - признался Гудмэн.
     - Так вот, сынок, - сказал капитан Сэвидж. - что-то меня тянет на разговор сегодня, поэтому расскажу-ка я тебе о благословенной планете
Транай, там, далеко за Галактическим Вихрем. Глаза капитана затуманились, и улыбка согрела угрюмо сжатые губы.
     - В те годы мы были железными людьми, управлявшими стальными кораблями. Джонни Кавано, и Фрог Ларсен, и я пробрались бы в самый ад ради
тонны терганиума. Да, и споили бы самого Вельзевула, если бы в экипаже не хватало людей. То были времена, когда от космической цинги умирал
каждый третий и тень Большого Дэна Макклинтока витала над космическими трассами. Молл Гэнн тогда еще хозяйничала в трактире "Красный петух" на
астероиде 342-АА, заламывала по пятьсот земных долларов за кружку пива, и люди давали, потому что это было единственное заведение на десять
миллиардов миль в округе. В те дни шайка скарбиков еще промышляла вдоль Звездного Пояса, а корабли, направлявшиеся на Проденгум, должны были
лететь по страшной Прогнутой Стрелке. Так что можешь себе представить, сынок, что я почувствовал, когда однажды высадился на Транае.
     Гудмэн слушал, как старый капитан рисовал картину той великой эпохи, когда хрупкие корабли бросали вызов железному небу, стремясь ввысь, в
пространство, вечно туда - к дальним границам Галактики.
     Там-то, на краю Великого Ничто, и находилась планета Транай.
     Транай, где найден смысл существования и где люди уже не прикованы к Колесу! Транай - обильная, миролюбивая, процветающая, счастливая
страна, населенная не святыми, не скептиками, не интеллектуалами, а людьми обычными, которые достигли Утопии.
     В течение часа капитан Сэвидж рассказывал о многообразных чудесах планеты Транай. Закончив, он пожаловался на сухость в горле. "Космический
катар", назвал он это состояние, и Гудмэн заказал ему еще один "Транайский особый" и один для себя. Потягивая экзотическую буро-зеленую смесь,
Гудмэн погрузился в мечтания.
     Наконец он мягко спросил:
     - Почему бы вам не вернуться назад, капитан?
     Старик покачал головой.
     - Космический радикулит. Я застрял на Земле навсегда. В те дни мы понятия не имели о современной медицине. Теперь я гожусь лишь на
сухопутную работу.
     - А что вы сейчас делаете?
     - Работаю десятником в Сикиркской строительной корпорации, - вздохнул старик. - Это я, который когда-то командовал пятидесятитрубным
клипером... Ох, уж как эти люди делают бетон! Может быть, еще по маленькой в честь красавицы Транай?
     Они еще несколько раз выпили по маленькой. Когда Гудмэн покидал бар, дело было решено. Где-то там, во Вселенной, найден модус вивенди,
реальное осуществление древней мечты человека об идеальном обществе.
     На меньшее он бы не согласился.
     На следующий день он уволился с завода роботов в Ист-Косте, где работал конструктором, и забрал свои сбережения из банка.
     Он отправлялся на Транай.
     На "Королеве созвездий" он долетел до Легис-11, а затем на "Галактической красавице" - до Оуме.
Быстрый переход
Мы в Instagram