Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Всего-навсего не-сколько недель. Я был бы вам бесконечно благодарен.
Он назвал новую сумму, на сей раз куда более разумную: поработав у него месяц, она смо-жет отремонтировать машину, доехать до Сан-Франциско и даже немного поваляться на пляже. Почему бы не принять предложение? Все равно на следующий месяц придется искать работу. Вайоминг или Калифорния – какая разница?
Она заставила себя снова повернуться к нему. Под тенью широкополой шляпы его лицо казалось высеченным из камня, а голубые, немного робкие глаза… Не глаза, а небо в Вайоминге.
Итак, прочь сомнения. От нее требуется не так много – работа на кухне. В самом деле, нельзя же так, одна улыбка – и она уже готова сдаться!
– Вы хозяин ранчо? Он кивнул.
– Да, это в десяти милях отсюда.
– Как оно называется?
– Обычно его называют просто «Сад».
Алекс почувствовала, как ее лицо расплывается в улыбке.
– Эдем – райский сад? Он кивнул.
– Так его окрестил мой прадед. Хотел, наверное, увековечить фамилию. Даже змия-искусителя изобразил на клейме для скота.
Алекс засмеялась и почувствовала, как спадает напряжение. По крайней мере, ее работода-тель не лишен чувства юмора.
– Клеймо хоть куда!
Собака потерлась о ногу Алекс, и девушка наклонилась, чтобы почесать ее за ухом.
– Скажите, все остальное вы готовите так же вкусно, как тот лимонный пирог?
– Вам понравилось?
– Еще как! Но ведь есть еще и любимые ковбоями бифштексы.
– Понимаю, – улыбнулась она. – И мой ответ – да. Я – хороший повар. А сколько человек мне придется кормить?
– Сейчас посчитаем… Я и моя сестра Клэр. Пятеро постоянных работников, но двое из них женаты, их кормят жены. Остаются Джед, Дерек и Бак. Ну, еще мой брат Трэвис время от времени наезжает. Думаю, вы справитесь с такой оравой? Предупреждаю, едоки мы все – отменные. Исключая Клэр.
Чем больше, тем лучше, подумала Алекс.
Чтобы оставалось как можно меньше времени размышлять об этих голубых глазах и широ-ких плечах.
– Сколько лет вашей сестре?
– Семнадцать. В этом году заканчивает школу.
– Она что, не умеет готовить?
Он хмыкнул.
– Примерно так же, как бизон летать. Занятное сравнение.
– Возможно, я смогу научить ее чему-нибудь.
– Итак, договорились?
Опасаясь передумать, Алекс быстро протянула руку. Дрожь пробежала по телу, когда его теплые пальцы коснулись ее ладони. Пришлось откашляться, слова застревали в пересохшем горле.
– Да, мистер Эдем. Надеюсь, я не пожалею о своем решении.
Ярко-желтый «фольксваген», который Алекс ласково называла Солнышко, трясся и гро-мыхал по гравию дороги. Внезапно переднее колесо провалилось в глубокую выбоину, и сидев-ший на соседнем сиденье огромный рыжий кот недовольно заворчал. Алекс участливо погладила его.
– Знаю, знаю, Сахарок. Вот и я о том же. Во что ввязалась? Наш передвижной металлолом скоро останется без колес. – Она шлепнула рукой по приборной доске. – Ну что ж, теперь по крайней мере я знаю, что такое полигон для вездеходов. Ничего, мы на правильном пути, Саха-рок. Он говорил, третий поворот налево. Терпи, мой сладкий, терпи. Вот только почему он называл эти колдобины «хорошей» дорогой?
С «шоссе» она повернула в узкую долину, которая вилась между холмами, поросшими со-сной и осиной. Этот край был так не похож на ее родную Алабаму! За несколько месяцев, проведенных на Западе – сначала в Колорадо, потом в Вайоминге, – она успела полюбить эти открытые пространства, простиравшиеся до самых гор. От бескрайнего ночного неба захваты-вало дух. По ночам иногда казалось, что стоит только протянуть руку, и пальцы коснутся одной из мерцающих звезд, рассыпанных в бархатной темноте.
Быстрый переход
Мы в Instagram