Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Она ненавидела, как он произносил ее пол-ное имя. Ненавидела, как он врывается на кухню, критикуя всех и вся, а потом уносится прочь, бормоча что-то по-французски.
Она хотела бы никогда больше не слышать об Этьене Бушоде и его ресторане, хотела вер-нуться в Вайоминг, где люди были в восторге от ее блюд. И никому не было дела, каким ножом она режет морковку.
Она почувствовала себя совершенно несчастной, как всегда, когда думала о Райском Саде. Пройдет ли когда-нибудь эта боль?
Алекс сделала глубокий вдох и попыталась отогнать мысли прочь.
Никто здесь не в восторге от ее блюд. Она даже не видит клиентов. Семь часов в день она стоит у разделочного стола.
Алекс вздохнула, проверила, что хозяин удалился, затем отложила длинный тонкий нож и взяла свой маленький ножик. С ним она справляется лучше. Нужно ли крошить соломкой свои пальцы ради кого-нибудь, тем более ради такого эгоиста, как…
Возня у входной двери прервала ее мысли. Неужели кто-то из посетителей пытается во-рваться на кухню? Она вытянула шею, чтобы рассмотреть, что же случилось. Кто бы это ни был, он выбрал неудачное время. Мсье Бушод категорически запрещает всем, кроме персонала, захо-дить на кухню. Вот и сейчас он бежит, чтобы…
И тут среди белых колпаков и фартуков она увидела ковбойскую шляпу.
Видение исчезло, как только шеф-повар лично вклинился в толпу официантов и поваров, окруживших пришельца.
Алекс тряхнула головой. Не слишком ли разыгралось ее воображение? Будь это даже ков-бойская шляпа, миллионы людей носят…
– Алекс, где ты, черт возьми?
Этот крик проник в каждую клеточку ее тела. Хэнк. Она узнала бы его голос среди сотен других.
Все как один повернулись к ней. Но она не обратила внимания на любопытные взгляды. Хэнк здесь. Как?.. Почему?.. Ее сердце перевернулось в груди. Мсье Бушод метал на нее громы и молнии.
– Это ваша вина, Александра?
– Пустите. – Хэнк пробирался сквозь толпу ресторанных работников. И остановился, уви-дев ее. Его голубые глаза просвечивали ее насквозь. – Алекс.
– Хэнк, – прошептала она. Затем собралась с мыслями. – Что ты здесь делаешь?
Хэнк шагнул вперед, наклонился и подхватил ее на руки.
– Я приехал увезти тебя домой.
Руки Алекс сомкнулись вокруг его шеи. Домой. Это слово обожгло ее, как крепкое вино – согревающее, сладкое, приятное. О, как она скучала по нему!
Он двинулся к выходу, но дверь перегородил мсье Бушод.
– Что все это значит, Александра?
– Не знаю, мсье Бушод. Я…
– Она уезжает, – прогремел Хэнк, шагая вперед.
Шеф-повар отскочил испуганно в сторону. Когда Хэнк распахнул плечом дверь, Алекс за-дрыгала ногами.
– Что ты такое делаешь, Хэнк Эдем? Отпусти меня немедленно.
– Черта с два. – Он прокладывал путь между столами. Богато одетая публика смотрела на них, разинув рот.
Алекс прекратила брыкаться, лишь когда сбила ногой шляпку с перьями и фальшивыми бриллиантами с головы тщательно завитой дамы. Покраснев от стыда, Алекс спрятала голову на его груди.
– Будь ты проклят, Хэнк Эдем. Ты поплатишься за это!
Он приложил губы к ее уху и прошептал:
– Ты обещаешь?
От его теплого дыхания все поплыло перед глазами. Ресторан пропал, она закрыла глаза и крепче прижалась к Хэнку. Его сердце стучало рядом с ее щекой, знакомый запах наполнял ее ноздри. Ее собственное сердце заколотилось в ответ. В этих сильных руках она дома. Алекс сде-лала глубокий вдох, не в силах поверить, что это не сон.
Минуту спустя Хэнк поставил ее на ноги. Они находились на автостоянке шикарного рес-торана, перед черным спортивным автомобилем.
Хэнк достал из кармана ключи.
Алекс сбросила с головы крахмальный поварской колпак и перешла в наступление:
– Ты сошел с ума? Я никуда не поеду с тобой.
Быстрый переход
Мы в Instagram