Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– Поедешь, еще как поедешь. Я отвезу тебя домой.
Она уперлась руками в бока.
– Чего ради ты решил, что можешь вваливаться сюда и тащить меня как мешок с продук-тами?
Он оставил попытки найти нужный ключ и повернулся лицом к ней.
– Потому что ты любишь меня.
У Алекс перехватило дыхание, она остановилась как вкопанная.
– Откуда… откуда ты это взял? Я сказала тебе…
Он сделал шаг вперед.
– Зачем же ты звонишь в Сад по нескольку раз в неделю и проверяешь мои успехи на ро-део?
– Клэр разболтала, – вынесла она приговор. – Так и знала, что разболтает.
– Ты сама мне сказала. На автоответчик. – Он положил руки ей на плечи. – Признайся, Алекс. Ты скучала по мне.
Она взглянула в милые голубые глаза. Как рассказать ему, какой жалкой она чувствовала себя эти два месяца? Как рассказать, что с каждым днем ей становилось все тяжелее? Что она не могла ни есть, ни спать, думая о нем?
– Да, приблудный сын косоглазой змеи. Я скучала по тебе. Услышал? Счастлив?..
Поцелуй оборвал ее слова. Удивление на миг сковало ее, но потом она обвила руками его тело и вложила всю свою любовь в этот поцелуй.
Хэнк прижал ее к машине.
Алекс почувствовала его возбуждение и едва не взвыла от огорчения. Она страстно, до бо-ли желала его. Но сейчас оторвала от него губы.
– Прекрати! Пожалуйста.
Он приподнял голову и долгим взглядом посмотрел на нее. Его дыхание срывалось.
– Ты права. Мы не можем заняться любовью здесь.
– Мы не можем заняться любовью нигде. – Она попыталась оттолкнуть его, но он не под-дался.
– Проклятье, Алекс, не строй из себя недотрогу, – прохрипел он. – Я прожил два месяца в аду, мечтая о тебе. И после этого поцелуя ты не можешь объявить, что не хотела меня.
Алекс посмотрела в глаза, которые перехватывали на лету ее мысли. Именно это нужно сказать. Но она не могла найти в себе силы.
– Нет, не могу объявить. Это была бы самая большая ложь в моей жизни.
– Тогда зачем ты отталкиваешь меня?
– Потому что… – Она с трудом проглотила огромный ком в горле. – Потому что я люблю тебя.
Он разглядывал ее так долго, что она уже решила, – он не услышал тихие слова. Потом он схватил ее за руку и потащил к одному из фонарей.
– Что ты делаешь?
– Хочу увидеть твое лицо. – Он внезапно остановился и повернул ее лицом к себе. – Скажи еще раз.
Ресторанная публика разглядывала их, но Алекс не было до них никакого дела.
– Я люблю тебя, Хэнк Эдем.
– Больше, чем Сад?
– Больше, чем Сад. Больше, чем французскую кухню. Больше всего на свете.
Его глаза сияли от счастья, а руки сжимали ее плечи.
– Даже если я не всегда умею выразить словами свои чувства?
Она нежно улыбнулась.
– Ты научишься. Клэр говорила, ты звонил по нескольку раз в неделю, рассказывал, на ка-кое родео направляешься, говорил, что Трэвису нужно делать на ранчо… – Ее дыхание перехва-тило, когда Хэнк внезапно опустился на одно колено. – Что ты делаешь?
Он прижал ее руку к своему сердцу.
– Выходи за меня замуж, Алекс. Я люблю тебя, я хочу тебя, не могу жить без тебя. И всегда буду любить.
Ее сердце заколотилось. Ей хотелось изо всех сил закричать «Да!», но сначала она хотела все выяснить.
– А как же родео? Ты мечтал выиграть Золотую Пряжку. Я не хочу связывать тебя. Я не хочу однажды посмотреть на тебя и увидеть, что лишила тебя мечты.
Хэнк поднялся и взял ее за подбородок.
– Я иду за своей мечтой. Разве ты не видишь? Родео было моей мечтой, пока я был маль-чишкой. Я просто не дошел до нее. Ты научила меня понимать, что действительно важно.
Быстрый переход
Мы в Instagram