Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Другие же считали их исчадиями зла, извергнутыми самой преисподней. Достоверно известно лишь одно: даже умерев, Чёрные продолжали существовать и действовать в вещном мире, наводя ужас на своих врагов – до тех пор, пока Белые Маги Вавилона не совершили нечто, положившее предел их могуществу. Рассказывали, что далеко на Севере, в безжизненной холодной пустыне, имя которой – вечная мерзлота, стоят курганы, в которых давным-давно мёртвые, но так и не обретшие покоя некроманты ждут своего часа. Это лишь досужие сплетни, пожимал плечами Воблин Плиз, прихлёбывая из толстой керамической кружки свой любимый глинтвейн. На самом деле могу сказать тебе одно: я видел сонмы воздушных кораблей и бесчисленные армии на перевалах; я сражался в воздухе и в Лесу; и не раз сталкивался лицом к лицу с вражескими солдатами. Они были такими же, как мы, Инни. Так же боялись, ненавидели, так же пели песни у ночных костров… В общем, там, куда ты идешь, люди как люди. А что до тамошней бормотологии, то извини – ничего конкретного я не знаю.

Самое сложное – перебраться через горы, размышлял Иннот. Пожалуй, стоило вернуться в Бэби вместе с ребятами и попытаться выкрасть воздушный корабль; тогда я значительно сократил бы себе путь. Он уже понял: то, что ещё вчера глаз принимал за повисшие у горизонта плотные тучи, оказалось немыслимо высокой горной грядой. Словно исполинская стена, возвышалась она над миром; растрёпанные пряди облаков лежали у подножия. Наверное, это и есть то, о чём рассказывал Фракомбрасс, подумал Иннот. Туманный Хребет… Однако же куда всё-таки направляется этот, в серо-синей куртке? Неужели где-то здесь есть поселения людей или хотя бы обезьянцев?

Загадочный путник, безусловно, знал о том, что за ним следят: на второй день Иннот перестал скрываться, отчасти потому, что на это приходилось расходовать лишние силы, отчасти из любопытства: как тот поступит? Попытается ли поговорить, устроит ли засаду? Не произошло ни того, ни другого: его попутчик всё так же взбирался на горные кручи, переходил вброд русла стремительных горных рек – не торопясь, но и не мешкая, словно шёл хорошо знакомой дорогой. На пятый день этой странной погони Иннот увидел наконец возможную цель его путешествия.

Они оказались у подножия высоченной горы. Каюкер намётанным глазом определил маршрут незнакомца: сперва вдоль отвесной стены, потом в чахлый лесок – там можно подняться, недаром деревья карабкаются всё выше и выше; затем… Он поднял глаза и едва не присвистнул от удивления: исполинский каменный уступ, нависающий над лесом, оседлала высокая, казавшаяся с такого расстояния неправдоподобно тонкой, башня. Безупречность устремлённых вверх линий лишь слегка нарушали три концентрические окружности, насаженные, словно кольца в детской пирамидке, на острую иглу шпиля.

– Лопни мои глаза, – пробормотал каюкер. – Это ещё что за невидаль такая?

Он попытался прикинуть масштабы. Получалось нечто совершенно несуразное: подобных зданий не строили даже в Вавилоне! Самый высокий из небоскрёбов Бакс Бэби едва ли достигал трети этой невероятной конструкции. Иннот сосредоточился на невидимом обычному глазу. Да, всё верно: силовые линии сходились в тугой клубок именно здесь; и бесчисленные духи водили хороводы вокруг башни, то клубясь, словно плотный пчелиный рой, то вдруг разлетаясь стайкой испуганных птиц.

Серо-синее пятнышко между тем уверенно ползло наверх. Сомнений в том, куда направляется странный путник, уже не оставалось. «Старина, ты же всю жизнь будешь себя проклинать, если хотя бы не попытаешься разнюхать, что же это за штука, – сказал себе Иннот. – Кроме того, вдруг там удастся узнать нечто такое, что поможет поискам?» И он решительно принялся карабкаться по крутому склону следом за незнакомцем.

Искривлённые непогодой, исхлёстанные жестокими ветрами сосны цеплялись узловатыми корнями за многочисленные трещины и неровности камня.

Быстрый переход
Мы в Instagram