Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Те, кто хочет поесть, собираются вокруг большой металлической чаши, в которой и развели огонь. Разогревают банки с едой, а потом их передают по кругу, вместе с ложками и вилками, чтобы каждый мог взять по кусочку. Я стараюсь не думать о том, сколько разной заразы может распространяться таким способом, и опускаю ложку в банку с супом.

   Эдвард плюхается на землю рядом и принимает у меня жестянку с супом.

   — Значит, вы все из Альтруизма, а? — спрашивает он, вылавливая несколько лапшичек и кусок морковки. Засовывает их в рот и передает банку женщине, сидящей слева.

   — Были, — уточняю я. — Тобиас и я перешли, сам понимаешь, и…

   Внезапно я понимаю — не стоит упоминать о том, что Калеб перешел в Эрудицию.

   — А Калеб и Сьюзан — все еще альтруисты, да.

   — И он твой брат. Калеб, — говорит он. — Бросила семью, чтобы уйти в Лихачество?

   — Ты говоришь, как настоящий правдолюб, — раздраженно отвечаю я. — Не оставишь свое мнение при себе?

   — На самом деле сначала он был э

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход
Мы в Instagram